Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
06:06 

Падаю все ниже. Перешел на фанфики.

- Оставьте нас, - приказал король.
Берен почувствовал, как в спину дохнуло от бесшумно захлопнувшейся двери. Шагов охранников он не расслышал. но не сомневался – в комнате не осталось никого, кроме них двоих.
Тингол сидел спиной к вошедшему и ворошил угли в камине. Через пару минут, так и не обернувшись, он спросил:
- Итак, зачем же ты пришел в мой дом, о Берен, сын Барахира?
- Тебе известно лучше, чем кому бы то ни было, о король синдар, что я пришел сюда не по своей воле. - ответил Берен. – Тем не менее, я и в самом деле хотел видеть тебя. Я хотел…
- Просить руки моей дочери, Лютиэн, - кивнул Тингол. – Ну конечно же. И дочь моя, вне сомнений, твоему желанию не противится.
Берен ожидал ярости. Ожидал ледяного презрения. Но Тингол был спокоен. Слишком спокоен.
- Что ж, Берен, сын Барахира, я дам тебе свое согласие, - Тингол явно остановился на полуслове, и Берен ждал продолжения – ТАК согласие не дают. - Да, я даю свое согласие, если в качестве свадебного дара ты принесешь мне Сильмарил из короны Моргота.
Вот так, значит. Что ж… Берену было не привыкать к ударам. Даже к таким ударам. И здесь не было Лютиэн – он мог не щадить ее чувства к отцу. Он мог ответить на удар – так, как отвечал всегда.
- Дешево же ценят своих дочерей эльфийские владыки, если меняют их на нолдорские побрякушки! – сказал он медленно, с расстановкой, так, чтобы ни один звук не затерялся в покрывавших стены гобеленах. – Когда я вернусь в твой дворец, король Тингол, в моей руке будет Сильмарил.
читать дальше

@темы: Подцензурная библиотека

18:59 

Блондинги. Чудотворец.

Эпиграф: echo.msk.ru/news/700547-echo.html

- Прада! Прада! Дьявол носит Прада! Эвива Прада! - бесновались добрые католики на плаза Сан-Пьетро.
- Ну и что мы будем с этим делать? - кардинал Армани отвернулся от окна и с интересом оглядел Курию.
- Может, просто объявим его еретиком? - пробасил кардинал Гуччи, поглаживая объемистый живот.
- Так вроде не за что пока. - раздалось из-под капюшона кардинала Дольче. Кардинал Габбана согласно кивнул. Они, кстати, всегда были одного мнения, и вообще как-то подозрительно близко держались друг к другу. - Мы с Габбаной наводили справки. Простой чернец, из мелких испанских дворянчиков, малограмотен, истов, набожен...
- Монашки ордена блаженной Анорексии от него без ума, - мрачно буркнул Гуччи. - За святого почитают. Прижизненно.
- Верно, и у народа он популярен, но ведет себя, э-э, правильно - учений не возглашает, Святой Престол не хулит... Нынче вот красуется, конечно, а сие гордыня! - Дольче наставительно поднял костлявый палец. - Но опять-таки кто бы на его-то месте хоть самую малость не возгордился?
С площади снова донеслись нестройные вопли "Прада! Прада!", а затем оскорбленный рев Врага Рода Человеческого.
- Опять наши добрые овцы плеснули в Него святой водой, - вздохнул Армани. - Сперва пробовали тухлые яйца швырять, да быстро заметили, что Ему эта вонища только в радость.
- В любом случае нам следует признать: монах, укротивший силой молитвы Господней самого Вельзевула и разъезжающий на нем верхом по улицам Рима - это чудо, и чудо это работает на нас... пока что на нас. - Дольче поднялся с лавки, опираясь на плечо Габбана и морщась от боли в артритном колене. - В интересах Церкви признать этого Прада, вознаградить... ну, не кардинальской шляпой, конечно, рановато вот так сразу, не сезон, так сказать... Но, полагаю, пурпур и епископский перстень были бы тут уместны...
- Шляпа... Пурпур и перстни... - передразнил его Гуччи, - вечно у вас одно и тоже...
Дверь распахнулась, и в залу ворвался запыхавшийся кардинал Ричи, утирая на ходу батистовым платком ручейки пота, стекающие по розовым щекам.
- А, Ричи! - обрадовался Гуччи. - Как там в Милане? Впрочем, неважно. Вы как нельзя кстати. У нас тут наметилась... (кардинал брезгливо поморщился) этакая внеплановая канонизация, а Вы ж у нас записной Advocatus Diaboli!
- Канонизация? - Ричи затрясся от ярости. - Кого? Этого мерзавца Прада ("Прада! Прада!" - эхом отозвалась толпа)?! Вы вообще соображаете, что говорите, коллеги? Вы хоть бы на улицу выглянули, полюбопытствовали, что он там творит! От лица моего подзащитного заявляю - это чистое издевательство! Он вымачивает плеть и шпоры в святой воде, а потом устраивает под окнами Сан-Анжело конное представление на потеху черни! Это что, христианская доброта и смирение? И потом, пока он там гарцует верхом на Люцифере - к замку ж ни одна лошадь и близко не подойдет! Мне вот пришлось припарковать карету за пять кварталов отсюда, продираться пешком, сквозь толпу, по жаре! - в ярости Ричи рвал платок и притопывал короткой, пухлой ножкой. Кардиналы деликатно отворачивались, и только мужлан Гуччи гоготнул в открытую. - Смеетесь? - Ричи взбеленился окончательно. - Я вот посмотрю, как вы будете смеяться, если этот кошмар продолжится еще пару недель. Вы что, не понимаете? Они там - ПРАЗДНУЮТ! Веселятся! Не молятся, не заказывают служб, не покупают индульгенций - празднуют! Да мы же так попросту...
- В трубу вылетим, - подхватил понятливый Армани. - Да... боюсь, на этот раз Вы правы, Ричи. Дело определенно попахивает костром.

Соавт. Hamajun

@темы: Времена Блондингов

09:34 

Трава для курения. Дубль 2.

1754 г. - Георг Вильгельм Рихман, оправившись после удара молнией в августе 1753 г., в ходе работ по измерению параметров атмосферного электричества обнаруживает эффект электрического дальнодействия.
1757 г. - М. В.Ломоносов, основываясь на открытии Рихмана, создает первое в истории устройство дальней электрографической связи.
1765 г. - открытие экспериментальной электрографической линии Москва-Берлин-Париж-Филадельфия.
1766 г. - работы Г.Кавендиша по исследованию "горючего воздуха" (водорода).
1771 г. - начало промышленного производства электрографов.
1774 г. - открытие Пристли "дефлогистированного воздуха" (кислорода).
1775 г. - А.Вольта изобретает химический источник постоянного электрического тока.
1780 г. - изобретение парового котла Дени Папеном.
1781 г. - публикация работ Шарля Огюста Кулона по взаимодействию электрических зарядов.
1783 г. - работы Лавуазье и Менье по разложению воды на водород и кислород раскаленным металлом.
1783 г. - первые публичные полеты аэростатов конструкции братьев Монгольфье и профессора Шарля.
1785 г. - открытие электрической дуги А.Вольта.
1785 г. - открытие Франклином явления электролокации.
1786 г. - работы Лавуазье по электролизу воды.
1788 г. - начало Апокалипсиса.

Природа газа, получившего название Aerius Tophanis, до сих пор остается загадочной, несмотря на все успехи современной химической науки. Неповторяющиеся результаты и несколько крупных катастроф в исследовательских лабораториях заставили ограничить его изучение, при всей актуальности вопроса. Как бы то ни было, массовые выбросы Aerius Tophanis из подземных резервуаров впервые были зафиксированы по всей планете в июле 1788 года, после серии крупных землетрясений и извержений вулканов в бассейнах Тихого и Атлантического океанов. Есть все основания предполагать, что незначительные утечки газа в земную атмосферу наблюдались и ранее - в частности, именно его психотропным и мутагенным воздействием ряд исследователей склонны объяснять как всплеск естественных наук и взрыв изобретательской активности во второй половине восемнадцатого века, так и рост оккультно-мистических настроений в самых разных слоях общества в эту же эпоху.
Первый удар газовых выбросов пришелся по сравнительно малозаселенным территориям - Африканский континент был накрыт практически полностью, Америка пострадала не в меньшей степени, однако промышленно развитые восточные районы США оказались почти не затронуты. В Европе основные потери понесло Средиземноморье, Азия была затронута крайне неравномерно (позднее выяснилось, что Япония, к примеру, вообще почти не пострадала от наступившей катастрофы - в результате большинство японцев сравнительно благополучно пережили первые две волны, к моменту же прихода третьей население уже располагало поставленными из Европы средствами индивидуальной и коллективной защиты). Австралия вообще оказалась единственной территорией, которую выбросы обошли стороной, последним уголком Старой Земли.
Как известно сейчас, Aerius Tophanis в больших дозах почти неизбежно вызывает у человека быструю и мучительную смерть. При этом многие животные и особенно растения оказались достаточно устойчивы к его воздействию, однако при этом они подвергаются быстрым и зачастую чудовищным мутациям. Добавим к этому психологический шок, усугубляющийся совсем недавно обретенной человечеством и еще не вошедшей в привычку возможностью мгновенного получения новостей, а также вызванную малыми дозами яда повышенную нервную возбудимость - и после этого вспомним о том, что немаловажной частью вероучения господствующих церквей в ту эпоху был неизбежный и скорый Конец Света. Именно так и отреагировали на события основные христианские конфессии - тем более, что продолжение катастрофы полагалось неизбежным (вероятнее всего, это был своего рода акт массового ясновидения - во всяком случае, иных причин для этих ОПРАВДАВШИХСЯ ожиданий так и не было обнаружено). По Европе прокатилась волна истерической религиозности, сопровождавшейся охотой на ведьм, превзошедшей по масштабам "достижения" Темных Веков - возможно, потому, что на сей раз мракобесие имело зримые оправдания: одним из побочных эффектов яда оказалось спонтанное и - на тот момент - неконтролируемое проявление паранормальных способностей. Однако костры Новой Инквизиции и массовые шествия флагеллантов вряд ли смогли бы спасти человечество.
Зато это сделали химики.
Сейчас, задним числом, мы можем сказать, что общественная реакция на изобретение 15-летним Хэмфри Дэви кислородной дыхательной маски (при всей несомненной романтичности этой истории на всех ее этапах - от экспериментов Дэви в затопленных ядом шахтах Ньюкастла, до путешествия подростка через беснующуюся Францию в Париж, к престарелому Лавуазье, и его участия в якобинском перевороте, прошедшем под красно-белыми знаменами и лозунгом "Кислород и свобода!") - так вот, эта реакция также определенно несла в себе элементы массовой истерии. Здесь, кстати, стоит отметить, что социологи вообще склонны принижать историческое значение открытий Дэви, не без основания замечая, что и изобретение, и изобретатель вполне могли погибнуть в ноябре 93-го. Тогда, как известно, только вмешательство Робеспьера, впервые проявившего себя не клубным краснобаем, но подлинным трибуном и незаурядным демагогом, позволила остановить толпу фанатиков, которые направлялись на кислородные заводы в Ле Бурже, чтобы "каленым жедлезом выжечь гнездо прислужников Сатаны, своими нечестивыми умствованиями мнящих воспротивиться воле Всевышнего". Инквизиция, поощрявшая уличных проповедников, не учла одного: толпа - оружие обоюдоострое. По сути, Робеспьер в своей пламенной речи всего лишь предложил надежду на спасение там, где его противники говорили лишь о неизбежной гибели; однако этого хватило. Сагитированные будущим Первым Консулом парижане смели штурмовые отряды "архангелов", охранявших Бастилию, которая стала в те годы оплотом Инквизиции. Так началась антиклерикальная революция, названная впоследствии "Великой" и положившая начала строительству "Общества разума". Церковь была объявлена вне закона (характерно, что в России, к примеру, это сделала непосредственно Екатерина Вторая, поддержанная представителями крупной аристократии). Повсеместно строились электролизные заводы и налаживалось производство масок. По сути, повторимся, охватившее людей воодушевление носило истерический характер, однако это была истерия, направленная в конструктивное русло. Вторая волна выбросов Aerius Tophanis, пришедшая в 1794 году, была встречена подготовившимся к бедствию человечеством.
Впрочем, на практике "подготовленными" оказались немногие. Миллионы погибли в Азии, в Европе уцелел ряд промышленно развитых и густонаселенных центров, в которых одержали победу просветители - и практически обезлюдели окраины, в которых позиции Церкви оставались сильны, а дыхательные маски объявляли печатью Антихриста.* При этом выжившие также находились перед угрозой гибели - их окружали отравленные территории, кишащие мутантами-животными, а порой и мутантами-людьми, и при этом не имелось средств к существованию: подавляющее большинство сельского населения погибло, а выжившие также искали спасения в городах, превратившись из поставщиков продовольствия в "лишние рты". Однако диктатура просветителей и электрографы, позволившие мгновенно обмениваться научными и производственными идеями, а также отсутствие возможности выбора и крах традиционной денежной экономики и, наконец, уже упоминавшееся стимулирующее воздействие малых доз яда, которое до изобретения герметичных зон обитания было неизбежным, привели к тому, что научный прогресс в этот период развивался действительно невероятными темпами, и изобретения, потенциально полезные, незамедлительно внедрялись в жизнь. Там, где в подобных случаях ранее новшества встречали сопротивление - к примеру, сопротивление консервативных собственников, не желавших оказывать финансовую поддержку, церковников, боявшихся утратить идеологическую монополию, или же работников, опасавшихся конкуренции со стороны машин, в эту эпоху ученые находили энтузиазм и всеобщую поддержку. В кратчайшие сроки уцелевшим удалось создать достаточно устойчивую и развивающуюся машинную цивилизацию. Любопытно, что необходимость постоянно обеспечивать население химически чистым кислородом сыграло здесь не последнюю роль: во-первых, это потребовало усиленных исследований в области получения и применения электричества, а во-вторых, привело к накоплению громадных неиспользуемых объемов водорода, что привело к росту воздухоплавания. Модифицированные, снабженные сперва паровыми, а затем электрическими двигателями управляемые шарльеры оказались удобнейшим средством транспорта - достаточно надежным и экономичным, чтобы совершать хотя бы и кругосветные перелеты, достаточно грузоподъемным и маневренным, чтобы обеспечить как исследование поверхности планеты, внезапно снова превратившейся в Terra Incognita, так и медленную, до сих пор крайне осторожную и неуверенную экспансию человечества, попытки вернуть утраченную землю заново.
Наступила Эпоха Дирижабля.

--------------------------------------------------------------
*Любопытно при этом, что сама Церковь, как позднее выяснилось, не отказала себе в использовании "сатанинского" изобретения и после катастрофы вновь попыталась предъявить права на духовную власть - см. историю войны 1805-1815 годов с Подземным Ватиканом .

10:21 

Конспиромифологичное

В середине шестнадцатого века сиды заключают пакт с английскими протестантами. Обитатели холмов брали на себя обязательство способствовать укреплению королевской власти, власть же обязалась не мешать холмам жить... скажем так, излишней зацикленностью на обрядовой стороне, которая сидам была поперек горла - чего стоил хотя бы св. Патрик, самолично освятивший все источники воды в Ирландии (именно этот факт и закрепляет ирландско-британскую ненависть: Шотландия, с которой тоже было далеко не все в порядке, в конце концов принимает покровительство фей и, в общем, ограничивается местечковой этнокультурной самостийностью). Характерно, что именно с этого момента начинает создаваться Империя, Над Которой Никогда Не Заходит Солнце (и противостоять ей могут только католическая Испания и католическая же Франция) - и одновременно фейри становятся вполне... востребованными персонажами английской литературы и не только ("Королева фей" Спенсера, "Сон в летнюю ночь" Шекспира, Драйден, Перселл, ранний Мильтон, Поуп и мнооогие другие). История английских завоеваний временами в самом деле граничит с ненаучной фантастикой - чего стоит хотя бы авантюра Лоуренса Аравийского, которому явно помогали джинны (понятно на самом деле, к кому отправил его сэр Уинстон Черчилль и чьими рекомендациями снабдил на дорогу). Остается неясным, чем объясняется отпадение САСШ (возможно, фейри просто не справились с дикими племенами индейских духов), зато становится совершенно ясной причина неприкосновенности английских берегов, на которые так и не смогли покуситься ни Наполеон, ни Гитлер (в легендарии клана МакЛауд так и прописано - фейри отогнали немецкие подлодки). Однако в середине 20-го века пакт по какой-то причине прекращает действие (возможно, он просто был заключен на определенный срок) - и Империя немедленно рассыпается как карточный домик. Буквально изнутри - у британцев, оказывается, нет ни сил, ни желания удерживать Империю... и в это же время создается "Властелин Колец", одной из магистральных тем которого является УХОД эльфов. В это время эльфы и в самом деле навеки ушли... из большой европейской политики.
Иначе складывалась ситуация на Востоке. Передовой отряд гонимых католиками эльфов-эмигрантов во главе с Рюриком обнаружил бескрайние территории, негусто населенные языческими племенами и болотными духами. История разборок фейри с местными потусторонними силами еще ожидает исследования, при том что она определенно складывалась не безоблачно (см. драматическую историю князя-оборотня из местных Всеслава Полоцкого, или же погоню русских первопроходцев за Золотой Бабой). Смешавшиеся с людьми потомки Рюрика приняли христианство в куда более мистическом варианте - православие не стремилось к жесткой организации внешней реальности, уделяя бОльшее внимание душам паствы, и в этом смысле даже экспансия православия не особенно тревожила фейри - тому же Стефану Пермскому при всей его энергии и в голову бы не пришло освятить все источники Пермской земли. Хотя в любом случае сиды предпочитали держаться подальше от христианских земель и, видимо, заключили с потомками Рюрика что-то вроде пакта о ненападении, по которому земли "за Камнем" принадлежали сидам и не подлежали христианизации. Договор, однако, был нарушен Иваном Грозным, поддержавшим Ермака (и не только Ермака). Обстоятельства похода Ермака опять-таки слишком невероятны, чтобы не иметь мистической составляющей, хотя подробности пока не ясны. В любом случае, фейри расценили эту эскападу как предательство, и поэтому прокляли предателя вместе с его родом. Это, однако, привело к неожиданному результату - польско-католической экспансии в Россию. Сиды, хорошо представляя себе, чем это пахнет, поторопились заключить новый пакт, как только нашли подходящего претендента (Борис Годунов для этой цели не подходил - он был слишком хорошо образован и не верил в эльфов - а вот провинциальный дворянчик Михаил Романов оказался в самый раз). По условиям нового договора русские получали право экспансии на восток, а эльфы сохраняли за собой контроль над природным миром и влияние на формально окрещенных "инородцев". Именно эльфы и были той самой "Чудью", которая после прихода русских "ушла в гору" - кстати, описание жизни "в горе" даже у неиндоевропейских народов в существенных деталях напоминает легенды о Полых Холмах: ср., к примеру, "Золотой волос" Бажова, герои которого, уйдя "под камень", фактически живут вне времени, не старея и не меняясь. В целом ситуация не выглядела особенно удобной, однако отступать было некуда - практически все свободные территории оказались заселены предприимчивыми родственниками с запада (кстати, характерный момент; с протестантскими странами, и прежде всего с Англией, Романовы всегда договаривались лучше, чем с католиками, с той же Францией, к примеру).
Остается загадкой, в чем именно фейри усмотрели нарушение договора со стороны Николая Романова. Однако судьба дома Романовых до мелочей напоминает судьбу предавших родню Рюриковичей: проклятие, смутное время, гибель. Под вопросом остается также и существование третьего Пакта. Вероятнее всего, фейри Востока сочли, по примеру собратьев с Запада, что они получили от рода людского все, что им необходимо. Они всерьез подготовились - и ушли навсегда.
Впрочем, не исключено и обратное: уход эльфов из политики (и неизбежный бардак в результате) и нарастающие волны проэльфийской пропаганды (см. исследования О.Дивова), возможно, означают последние приготовления перед попыткой глобального реванша. В Вашу дверь еще не стучится Дикая Охота?
запись создана: 03.07.2012 в 08:58

14:36 

шифт

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
эта сказка, в общем, совсем проста, не бывает её простей
обнимает девушку гроб-хрусталь, одеялом ложится степь
колдовское яблоко лучше пуль, бьет без промаха прямо в цель
заметает временем к ней тропу, колкий снег на её лице

миррор-миррор, зеркало на стене, ты увидишь и высь и твердь
пробудись от сна, повернись ко мне, кто красивей меня, ответь
королевны голос — и яд, и сок, тонки кисти под рукавом.
на зеркальной глади клубится смог
там, конечно же, никого.

а бывает проще — всё как во сне, только холодно у виска
вот несётся девочка через снег, и погибель её близка
как вернуть того, кто не греет рук, высекая слова из льдин?
королевны волосы — нити вьюг, колокольчики на груди

миррор-миррор, тонкое серебро, светлячок в ледяной воде
ты в любом доспехе отыщешь брод, в самом доблестном из людей
ты чужое сердце найдешь на дне, и судьбу, что предрешена
покажи того, кто меня сильней
в отражении — тишина.

вечерами город — большой костер. дождь несется по козырькам
ей досталось, младшей из злых сестер, неисправное из зеркал.
не летает коршуном над страной, не поёт о звезде любой
но когда заглянешь в него, оно отражает чужую боль

миррор-миррор, озеро, темный трюм, разноцветный колючий блик
для того ли в мир сквозь тебя смотрю, чтоб под ним меня погребли
вот была б красивее всех людей и богаче любых цариц
... но в потертой раме и ночь, и день — миллионы надежд и лиц

боль мелодией странствует меж людьми — то лечебной, то ножевой
из пустой зимы прорастает мир — беспокойный, большой, живой
лёд однажды треснет напополам, королевна откроет дверь
остальные взглянут на зеркала, и поймут — их осталось две.

миррор-миррор, ключик и западня, скольким надо помочь во тьме
покажи мне тех, кто храбрей меня, чтобы было, где брать пример.

@темы: storytelling, заклятья

00:35 

winter bear, summer bear

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
От подъезда Саши к суше примерно сажень, небосвод иссушен, зимнею коркой сложен. Ночь кипит тревожно, черная, словно сажа, снег пушистой кошкой тихо шуршит на коже. Саше лет, наверно, двести уже по вашим, тёмный лоб давно морщинами разукрашен. Время носится над Сашей, как будто коршун, всё шумит за ним грядою угрюмых башен. Жизнь у Саши, дай-то боже, вполне пригожа: Сашу ждёт в квартире ложе и тёплый ужин. Он идёт по узким тропкам и бездорожью, огибает пустыри и обходит лужи.

Саша жил два века ниже травы и тише, ничего не жёг, не спрашивал, не нарушил. Всякий взор скользил по Саше и падал выше, потому-то Саша столько с собой и выжил. Мир плывёт над Сашей тонкой резною стужей, серебром, как хвост русалочий, припорошен.

Только голос Ойшо в Саше жужжит, как шершень, всё висит на нём тяжёлой литою брошью.

Убегай, убегай, ничего не бери тайком,
Ни беды, ни войны, ни термоса с молоком
Вылезай из берлоги, в горле горячий ком
Это так легко.

Все Мадриды и Сохо, Пхукеты или Бали
Все глаза и улыбки, куда тебя завезли
Ничего не проспи, не проешь и не проскули
Что молчишь, вали.

Убегай, море пахнет — мёд и зелёный чай
Убегай невесомой пылью в прямых лучах
Если ты не привык за что-нибудь отвечать —
Не найдешь ключа.

Ночь исходит глушью, сон разделяя брешью. Всё, что было страшно, кажется пошлой ложью. Выцветает месяц — глупый угрюмый кешью, и еще чуть позже прячется за подножья. Над равниной снежной утро встает неслышно, ледяною стружкой крошится на прохожих. Запевает песню Ойшо, стоит на крыше, и от песни лёд ломается с гулкой дрожью.

Убегай, бурый мех, от удобства и прочих вшей
Всё, что мох и холодный камень, гони взашей
И судьба уж тебя-то найдёт из любых пещер
Сквозь любую щель.

Находи, находи, мир так много припас тебе
В каждом шаге сокрыты Африка и Тибет
Все раздумья — не в эту смену, не в этот свет
Не в твоей судьбе.

Сколько мест тебя ждут, собирайся уже, кретин
Все дворцы и дороги, яркие, как с картин
Нету стран и границ, закрытых на карантин.
Захоти прийти.

@темы: неволшебство, заклятья

21:20 

Доступ к записи ограничен

length
цветы корицы, аромат сливы
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:06 

роза марена

Лаэ
"And the world has now completely and utterly ceased to be bound by the laws of logic." (FF XIV)
Продолжаю выкладывать свои работы с летней ФБ. Теперь - команда Стивена Кинга.

Родилась? Родилась! Ну, с почином, и все такое. Это - мир, он пропах одуванчиком и левкоем, это кошки, собаки, лошадки, одной строкою, это — дом и кровать, чтобы теплые снились сны. Это — куклы, игрушки; вот облако, будто бричка, проплывает по ясному небу. Привет, сестричка, назовем тебя Аннабель или же Беатриче, будешь милой принцессой, красивее всех иных.

Родилась? Привыкай, дорогая, что жизнь — не сахар, если любит — то в щеки и в губы, а бьет — с размаху, «бьет» и «любит» — одна им постель и одна рубаха, привыкай пригибаться, клониться и не расти. Беатриче и Аннабель — имя смешно и звонко, солнце прячется в робких веснушках, в косичках тонких.
Ты сама виновата, что вот — родилась девчонкой.
Мы попрячемся, ты же — считаешь до десяти.

Родилась?.. впрочем, дальше все ясно, и суп заварен: школа, музыка, танцы, хороший красивый парень.
Он, конечно, умен, и не сразу тебя ударит.
Подождет — после свадьбы, как надо, он в том мастак.

Рози, Рози, ты шепчешь ночами, как будто в вату, не дурацкая Аннабель вовсе, и не Беата; Рози, Рози, сверчки запевают глухим стаккато, настоящая Роза, без шуток, вот так, вот так.

Рози, слушай, пути есть другие и жизнь другая. Где-то гнется трава под высокими сапогами, где-то роза цветет, и ничто ее не пугает, где-то Башня стоит, и скрепляет собой миры. Рози, слушай, как тихо тебя позовет дорога, выходи за порог — ну а дальше решают ноги, есть богиня, неси ей все беды и все тревоги, боль и кровь — это будут твои для нее дары.

Рози, слушай, смотри, пред тобою мелькают лица, этой странной колючей веревочке долго виться. В каждой женщине, в каждой девчонке живет лисица, рыжий мех, и в глазу золотистом зрачок-луна. Цвета алых одежд зреет небо над древним храмом, перед яростной летней грозой мир как будто замер, это злая богиня — но можешь сказать ей "мама".
Мама помнит детей по улыбкам и именам.

Это злая богиня, но злость ничего не значит. В лабиринте, внутри, кто-то стонет, зовет и плачет. Смерть с Судьбой — тоже дамы, конечно, а как иначе? Здесь их много, кто мстит за сестер, дочерей и дев. Это злая богиня; но нам не прожить — без злости, в лабиринте останутся кости, чужие кости, Рози, Рози, шагай через садик, да через мостик, через лес, только помни: не надо назад глядеть.

Да, миры есть другие, цветы незнакомых склонов. Мимо храма древнейшей богини иду с поклоном, у немертвых и мертвых-не-слишком свои законы, я всего лишь бродячий сказитель — куда уж мне. Вдалеке видно море, скалистый далекий берег, к ночи будет туман, ноздреватый и темно-серый. Есть особые боги, в которых не нужно верить. Просто знай — они есть, словно солнце, и дождь, и снег.

Я — бродячий сказитель, шагаю, свищу сквозь зубы. Затерялся в холмах старый храм, и луна на убыль, ветер крепит соленою коркой сухие губы, и тропинка вдоль моря извилиста и чиста.

Лизи, Лизи, другая девчонка прошепчет ночью, Лизи, Лизи, меня зовут Лизи, я знаю точно, никому в этом свете меня не сломить, и точка, настоящая Лизи, без шуток, вот так, вот так.

13:14 

lock Доступ к записи ограничен

Эльфенок Рицка
SAEPE NIHIL INIMICUS HOMINI, QUAM SIBI IPSE. (Цицерон)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:41 

Лаэ
"And the world has now completely and utterly ceased to be bound by the laws of logic." (FF XIV)
("анекдот: приходит лирический герой к автору (они разные люди, да) и говорит... или нет, заходят они вдвоем в бар, а там сидят амфибрахий с анапестом...")

Когда я родился впервые, ветер мел листья, тучи и всякий мусор,
Старый Юн Вэй говорил со мной языками богов и лис,
Я учился чертить священные знаки, держать молельные бусы
И читать знаки прошлого и грядущего в небесах вдали.

И когда я поднялся на самый верх старой горной цепочки храмов,
И когда я шагнул на последний камень, и моя поступь была легка, -
Рядом со мной танцевал и парил, замирая, белый журавль,
Росчерк на выцветших облаках.

Когда я родился в третий раз, на губах застыла соленая корка,
Старый О'Райли знал рыбий язык - но рыбы все больше молчат,
Чего говорить о море - в море надо быть ловким, умелым, зорким
И слышать грядущий шторм так же четко, как над ухом щелчок бича.

Нет, не погиб я под треск снастей, под молний всполохи слева-справа,
Нет, я ушел стариком, без драм ("Капитана хватил удар!"),
Но мой корабль, моя жизнь и плоть, назывался "Белый журавль",
Мы были вместе всегда.

Когда я родилась в пятнадцатый раз (угораздило, как говорится),
Рядом не случилось никого, кто знал бы хоть чей-то приличный язык.
И меня продали в услужение пухлому магу с кожей цвета корицы,
Он был добр, а что поколачивал изредка - так я сама была упряма хуже козы.

Он учил меня мелким заклятьям - разжечь огонь или дать волосам завиться,
Заставлял корпеть часами над нудной грамотой, мол, на грошик - а все же дар...
У меня тогда была длинноногая ручная птица.
Маг называл - "фа-ми-ли-ар".

Лет через тридцать, а может - триста, а может, тысячи три и больше,
Я открыл глаза, я почуял запах гнили, грозы, голубых грибов,
Акушерка сказала - "он тощ, он скоро умрет - отдайте его трясинному богу",
Но пришла болотная ведьма и забрала младенца с собой.

Я был славен в восьми королевствах, меня называли Хьюберт Отрава,
Все свои предыдущие (или будущие?) жизни я видел на дне котла,
На вершине моей шестигранной башни со мной по утрам говорил журавль,
Легок взмах был его крыла.

Я видел много лиц, имен, городов, табличек "мало рыбы, и нету хлеба",
И стрелок "идите мимо", и надписей "не прислоняйтесь, но выход есть"...
А рядом со мной всегда были крылья, белые крылья на сером небе,
Теплые перья, парящая радость, добрая весть.

Я не знаю, кто там, наверху, раздает сердца, и кому - попарно,
Нам, вообще-то, уже пора, в сто двенадцатый (или же в первый) раз - туда,
Нам, ну да - это я, и со мною - белый журавль.
Мы будем вместе всегда.

Навеяно "Битвой туч и журавлей" от nairy . Вот такой зверь эта "Битва", он у меня живет теперь:


23:32 

Коронованные монашки с куклами

Taho
just for lulz...
В 18 веке в Латинской Америке, в особенности в Мексике, существовал интересный обычай -- богатые девушки, принимающие монашеский обет, позировали для парадных портретов, т.н. "коронованные монахини" (Las Monjas coronadas).

В этот торжественный день принятия обетов их изображали в цветочных коронах, в драгоценностях и с куклами в руках. Будто они не послушницы-монашки, а королевы карнавала. Считается, что в этой иконографии сплетается как католический обычай, так и мезоамериканские мотивы, связанные со смертью (ее торжественными проводами). Ведь монашеский постриг -- это своего рода уход в иной мир -- или же мистическое бракосочетание с Богом.



Куклы в руках, конечно, не настоящие игрушки, а изображения Младенца Христа.

читать дальше

@темы: интересности, картинкоспам

14:17 

Загадка Ларсов

Муравьиный лев
Только меня вам и не хватало для полного счастья
Вот пока, чтобы не скучали :)

Гибель супружеской четы Ларсов в IV эпизоде «Звездных войн» – одна из тех историй, что осколком застревают в сознании, порождая не только острую жалость к персонажам, но и внезапные сомнения. Как будто зритель смотрит в игрушечный калейдоскоп: слегка повернул по кругу – одна картинка, продолжаешь вращать – другая.
читать дальше

Для ЗВ-обзоров

@темы: "мой звездный мир", "имею мнение!", "Star Wars"

15:39 

ninquenaro
Из всех времен одно: сейчас. ©
Ничего не изменится, говорили,
Ничего.
А теперь говорить-то более нечего.
У границы - колючка, и у могил - кресты...

...у тебя есть я. У меня остаешься ты.

И как пили чай, и как дуло из всех щелей,
Как стояла зима, и не было раньше злей,
И потом, такой, наверное, тоже не было.
Как бежали домой, и над нами звенело небо.
И как холодно было, и трещина под окном,
Одеялом забитая; в восемь утра в кино,
И как были двое - средь холода и зимы.

...у меня есть мы. У меня остаемся мы.

И как были злые, голодные времена;
Как смеялись, что если однажды придет война,
То мы будем - от голода, а не со зла -
Дезертиры и мародеры; и как была
Ночь с зимы на весну, разговор и еще один,
И еще, и еще, и как потом уходил
В темноту, не смотря назад, ни один из нас.

... но была весна. Ведь была же у нас весна!

И как ты сказал - мол, больше не напишу.
И как я - под обстрелом сплю и варю лапшу.
И как город стынет - обрезаны провода,
И как эхо от "некогда" слышится "никогда",
Как текут часы; как в сны залетает снег...

Но когда ты придешь и будешь стрелять по мне,
Ничего не изменится.
В сущности - ничего.
И сказать - отсюда и далее - нечего.

@темы: Стихи, Творчество

12:51 

lock Доступ к записи ограничен

r2r
"We are on a ship, but we have no idea where we are in relation to Earth". || Stargate Fandom Team ||
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:02 

Трасса

Муравьиный лев
Только меня вам и не хватало для полного счастья
Бонус к флешмобу "Семь мгновений Вейдера".

А вот не надо было наводить меня на эту тему (смотрит на ДайСё ).
Теперь кто не спрятался - я не виновата :smirk:

читать дальше

Для ЗВ-обзоров

@темы: "флешмоб", "рассказцы", "мой звездный мир", "лорд Вейдер", "Star Wars"

21:45 

lock Доступ к записи ограничен

Тайсин
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:42 

Обломки самовластья: во сколько обошлось повстанцам крушение Империи

TIE-fighter
Прыгнул из окна, разбив при этом стекло и клумбу на лужайке. Вот так всегда - хочешь в сражение, а попадаешь в кусты...
11:42 

"Семь мгновений Вейдера" Бонус.

ДайСё
А хорошо смеётся тот, у кого смеялка шире)) ^__________^
Просто сценка, без ключа и особого смысла.

Хэппи-не-энд

@темы: Звездные Войны, бред, будни фанфикера, тварьчество наше

01:35 

lock Доступ к записи ограничен

Darth Achernar
I need one more bottle with the water of life(с) | Такова моя натура(с)
Кваааа

19:35 

Про Мёрзнущий Дом

Rayo.
На окраине Каас-сити есть особенный дом, завёрнутый в моховое одеяло от порога до последней антенны на крыше. Это Мёрзнущий Дом. Его построили из теплолюбивого камня с Риши — белого, с крохотными ракушками в глубине, любящего солнце и резкие горячие тени. Зачем и почему, никто теперь не скажет. Камень, оказавшись на холодной дождливой планете, начал мёрзнуть и дрожать так, что стёкла в окнах тряслись и со стен падали портреты предков. Лестницы чуть что сворачивались клубком. Дом ещё и дверями щёлкал, как зубами, тяжело вздыхал вентиляцией, жаловался на сырость и морщил стены. Совсем бы пропал, замёрз и рассыпался, если бы не мох.
Кому действительно хорошо на окраинах Каас-сити, так это мхам: но не тем, что растут на металле в центре и отличаются стальным характером, и не лесным мхам-отшельникам, свисающим с веток во сне... Иногда такой отшельник падает и долго не может понять, откуда. И почему. И надо ли что-то менять, ведь на голове какого-нибудь инспектора лесного хозяйства ничуть не хуже, чем на дубовой ветке... На окраинах жили мхи, любящие домашний камень, истории без морали, бормотание новостей и все пятьдесят с половиной серий «Незаметных подвигов Покойного Тулак Хорда». Они поняли, что замёрзший дом долго не протянет, и целую неделю сползались к крыльцу с насиженных мест — оранжевый лохматый мох перебрался с навеса магазинчика, полосатый тёмно-зелёный — с водосточной трубы, серый мох просто молча переполз с соседней крыши по такому же серому проводу (и по дороге услышал десяток военных тайн). Даже золотой мох-высотник сполз с головы императорской статуи. Покинутый Император остался стоять под дождём лысый и удивлённый, потеряв хвост своей длинной мысли. Последние двадцать лет он думал над важным вопросом — как этот проклятый дождь смеет на него литься?
Дом дрожал. Он совсем замёрз, промок и боялся разноцветных живых лоскутков, среди ночи ползущих к его стенам.
— Тише. — успокаивали мхи. — Мы тебя приоденем по погоде. Только не рассыпайся, ладно? Хочешь быть зелёно-оранжево-серо-буро-алым с золотом? Будешь.
Наутро Мёрзнущий Дом был укутан в мох до самой крыши, он перестал трястись, кривить окна, даже выводки расплодившихся под коврами мурашек пропали. Наконец-то он по-настоящему согрелся.
Теперь мхи с окраин Каас-сити знают, как отличить пиратский звездолёт от мирного, как плавать под парусом и коптить тонкие кусочки рыбы, цветом похожие на закатное небо, а вкусом...
— На солнце после дождика в четверг! — мечтательно вздыхал золотой мох-высотник, понимающий в жизни.

@темы: SWTOR, Мёнинская районная библиотека, странноведение

Там, где холодно и светло

главная