22:13 

lock Доступ к записи ограничен

Лемерт
Но лгать себе - удел детей, и не получится уже.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:43 

lock Доступ к записи ограничен

Лемерт
Но лгать себе - удел детей, и не получится уже.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

03:32 

lock Доступ к записи ограничен

Лемерт
Но лгать себе - удел детей, и не получится уже.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:43 

ninquenaro
А в небе надо мной все та же звезда. Не было другой и не будет. ©
Понял, чем бесит меня огромное количество фанфиков, особенно про канонических персонажей.
Отношением к персонажам, как к собственности пишущего.

@темы: Мысли вслух

01:48 

За отсутствием часовни...

kemenkiri
"Тюрьма и ссылка по вас плачет, журнал, разумеется". (Маяковский, "Баня") // Лучше молча proscrire
...будет башня.
Продолжаю воровать заглавия у Профессора;-) Внезапно написалось как реплика к разговору о том, что знали Элронд и Элрос о гибели Диора и Нимлот. В общем, Мышь написала фанфик про феанорингов и детей, оскоромилась. Возможно некоторое количество сомнительного юмора и попытка представить мышление ребенка лет шести и чуть постарше (в числе прочих) "изнутри", не факт, что удачная.

"О Врагах"(с)

Ни Элронд, ни Элрос уже не помнили, кто рассказал им, что деда и бабушку "убили враги". Они храбро сражались - дед точно, а может быть, и бабушка с ним, а потом погибли. Но зато мама смогла убежать. Не одна, конечно (она тогда была младше, чем они теперь!), а со всякими другими эльфами - и прибежала сюда.
читать дальше

@темы: Арда, Гавани Сириона

12:51 

lock Доступ к записи ограничен

Tiringolwe
Для верного результата шило должно быть в руках.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:04 

и пара коньков на складе

мисс хогарт
печаль в глазах сравнима лишь с байкалом
можешь любить? научишься и бояться. как по-другому выжить в белесом глянце, если с тобой три слова, и все пустые.

можешь любить? иди.
твоя вечность стынет.

@темы: ст, lt4

02:56 

сферический штурмовик в вакууме

мисс хогарт
печаль в глазах сравнима лишь с байкалом
зв без зв, кто-то вроде фазмы, но не фазма, потому что неканон
про любовь


кто пожалеет нас и кто нас отпустит? родина строго смотрит сквозь каждый кустик. будем служить, пока не сломаем шеи. родина ждет приказов, а не решений. будем сидеть, прикрывшись ружьем двуствольным. родина не бывает тобой довольна. целый парад застынет в парадном зале. родина знает лучше, мне так сказали. завтра я никогда тебя не увижу. родина держит сильных к себе поближе.

эта работа крепко вцепилась в жилы. родина окончательно окружила.

@темы: ст, lt4

12:13 

lock Доступ к записи ограничен

Лемерт
Но лгать себе - удел детей, и не получится уже.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:52 

lock Доступ к записи ограничен

Лемерт
Но лгать себе - удел детей, и не получится уже.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:56 

Конвейер бриллиантовых скелетов

Taho
just for lulz...
Paul-Koudounaris-Heavenly-Bodies-Yellowtrace-04.jpg

Это все невероятное безумие обрушилось на фотографа и искусствоведа Пола Кудунариса в 2008 году. Сей немного странный калифорнийский исследователь по прозвищу Индиана Боунс (Indiana Bones)  занимался изучением католических мощей, оссуариев, всяких там черепов, реликвариев и святынь. Во время одной поездки по Германии в деревеньке недалеко от чешской границы к нему подошел человек и спросил:

-- Хочешь, покажу одну старинную церковь, а там сидит скелет, сплошь покрытый драгоценными камнями, с чашей крови в руках, будто предлагая тебе тост?
--  Атож! -- ответил храбрый исследователь. И понеслось.

Позже Кудунарис вспоминал: «Это звучало как что-то из страшной сказки братьев Гримм. Но я решил следовать его указаниям, не переставая, конечно, думать, что он сумасшедший или лжец. И конечно, я нашел в лесу этот драгоценный скелет».

читать дальше

@темы: интересности, картинкоспам

02:53 

Еще один экзайловальс

Айриэн
Мало ли что под руками твоими поет...
Если неба хватает для каждой земли,
это больше, чем север и юг.
Ни к чему удивляться тому, что прошли,
доиграли игру - как свою,
обходя по касательной слово "нельзя",
разметая основы основ:
там, где правила были законом ферзя,
не учли ни коней, ни слонов.

Слово "долг" не равняется "вечно в долгу",
только в этом, пожалуй, и суть.
Завершается партия легких фигур,
не кончается облачный путь:
в бесконечный, бессчетный, бесчисленный раз
невзирая на "но" и "хотя",
те, кто в небо взмывал с норикийских террас,
продолжают летать как хотят.

Пусть поля пролетают внизу под крылом
и вода будет сладкой на вкус,
пусть летят - обогнувшие гибель с тылов
и на жизнь проложившие курс.
Ни к чему удивляться тому, что смогли,
что дорога пряма и легка:
это правила ветра, дождя и земли,
это больше, чем просто доска.

@темы: мои стихи, Last Exile

09:56 

Военно-полевой роман. Валентина

Айриэн
Мало ли что под руками твоими поет...

Где кружится-летает стервятник злой — там и дело находится для полка. Это шутят, что Валька, мол, парень свой — и для девушки ростом невелика. Только искорки рыжие в волосах — будто встретила солнышко на лету... Что ж ты делаешь, милая, в небесах, не податься ли лучше в Алма-Ату?

 

Довоенное время — как «жили-были», а в воздушных боях каждый час за двадцать. Не считаешь, который за сутки вылет — а зачем их считать, если надо драться, по сигналу — взлететь и с машиной слиться, вместе с нею стоять на небесной страже... Что на два истребителя восемь фрицев — ничего, и по сорок гоняли наши. Ишь как в сторону сразу пошел, паскуда, жалко, видеть не можешь, кого боишься. Хоть к чертям на блины улетай отсюда, но по станции, плесень, не отбомбишься!.. Под Саратовом нынче зимуют «яки», значит, «юнкерсам» тут облака с овчинку.


...Покачала крылом, подавая знаки — и домой, на заправку и на починку...


Отогнали, вернулись и будем жить, полоса под шасси, завершен полет, и Наталья-механик встречать бежит, и смеется — тебе, мол, опять везет. Отвечаешь — а как же мне не везти, если есть на потом у меня мечта: доживем до победы — и долетим, и посмотрим, какая Алма-Ата...


@темы: война, мои стихи

19:54 

Нинквэ - "...но не смерти, а снега..." и "Крепость."

_Полярная_
Ангел-пилот, натворитель и растворитель, резко заходит в очередной вираж.
...стихи, настолько крупными франментами попавшие в моё мироощущение, практически сразу после прочтения те годы назад, что аллюзиями во многих моих работах проросли... Думала - потеряла, но, к счастью, нет, внезапно обнаружила в черновиках!!))))


Пишет Нинквенаро
На небе не бывает мертвых. (с)

Вторник, 04 декабря 2012 22:34 Сам-не-понял-че-сказал.

***
1.
...но не смерти, а снега дождешься -
белоснежной канвы
для историй и слов.

вот и краски тебе -
вот рябина
и черные ветки.
вот серебряный вымерзший лист.
вот звезда над далекой горой.

но не смерти, а снега.

будешь звать, будешь ждать, -
только снег.
только белые письма о колких лучах
только белые письма с небес -
лист, лучи и ни строчки.

надо быть
много выше себя,
много выше земли,
много выше ночных облаков
чтоб прочесть в них хоть что-то
помимо того, что они тебя помнят,

ушедшие чище и выше.

читать дальше


00:23 Крепость.

Это просто память, и к тому же - не моя. Но держит - цепко, крепко.
Я не знаю, как о ней словами - и не знаю, как о ней молчать.
Просто Крепость - есть и будет дальше, потому что более чем крепость,
Потому что бой еще не кончен,
потому что длится до сейчас.

Если не хватает сил не плакать - не стесняйтесь, плачьте. Это можно,
Если память - более чем память, можно все и верным будет все.

...а еще - я слышал - если флягу положить на памятник, к подножью,
Кто-то - там - дойдет живым от речки,
И воды холодной донесет.

@темы: мой оридж - Небо и крылья (ч.1-5.), моё творчество: рассуждения о нём, мой оридж - НиК, ч.3. И мы вернулись (про современность), моё творчество, из моей и/или созвучной мне сказки по жизни

22:22 

стишок про ответственность

Айриэн
Мало ли что под руками твоими поет...
У Светки тугие косы, пробор безупречно ровен, на белых нарядных блузках наглажены кружева. У Светки чего ни спросишь — хоть формулы, хоть Бетховен, — про всё рассказать сумеет, ей всё точно дважды два. У Светки одни пятерки, причем половина с плюсом (конечно, такой способной нельзя не поставить плюс), и музыка, и английский, и трижды в неделю курсы — она поступает летом в ужасно серьезный вуз. Шушукаются девчонки: гордячка, заучка, стерва, затычка для каждой бочки, подумаешь, блин, звезда…
А Светка сама бы рада хоть в чём-нибудь быть не первой, но если не будет первой — покоя никто не даст. Она успевает всюду, где дальше и где поближе, до одури чистит туфли, зубрит до пяти утра и помнит — себе дороже, когда на полбалла ниже, когда на листке помарка, когда на чулке дыра. У бабушки непременно от этого будет приступ («зачем ты творишь такое, ведь я же умру сейчас…»), а мама начнет ругаться (на каждое слово — триста), а отчиму что ни скажешь — не станет и отвечать. И будет понятно сразу, что это совсем не шутки, что Светка совсем не гордость, а полный позор семьи, что катится по наклонной, в уборщицы, в проститутки, осталось чуть-чуть до края, еще хоть полшага — и… Да что же за дочь такая — родителям треплет нервы, один лишь Господь и знает, когда прекратит трепать!..
Единственный Светкин выход — всегда оставаться первой, а времени не хватает — так можно поменьше спать.

С пяти до восьми приснятся поляны, леса, болота, вдали перекличка пушек и птичий настырный смех. Отчаянно отступают бойцы поредевшей роты — и Светка идет последней.
Она прикрывает всех.

@темы: мои стихи

14:29 

lock Доступ к записи ограничен

Айриэн
Мало ли что под руками твоими поет...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:40 

Доступ к записи ограничен

Айриэн
Мало ли что под руками твоими поет...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:57 

ninquenaro
А в небе надо мной все та же звезда. Не было другой и не будет. ©
*
и глаза у нее черны,
и лицо у него как мел,
и он говорит :
я был должен,
а она ему:
как ты смел?
и он говорит,
говорит,
и об пол звенят слова
много их,
слишком много их.

и она говорит: я не просила тебя приходить,
не просила тебя воевать.
не просила тебя
убивать моих.

*
и он говорит:
помнишь, как мы играли?
помнишь, я всегда был военный,
так было правильно.
помнишь,
я хотел тебя защитить.
от всего, навсегда тебя защитить.

и она говорит:
я не просила тебя приходить.

и он говорит о любви, о большой любви,
и о том, что жить без нее не хватает силы,
значит, это все же любовь,
как ее ни зови,
под каким огнем,
каким трехэтажным
ее ни зови...

и она повторяет:
я тебя не просила.
я тебя никогда не просила.
я тебя ни о чем не просила.

*
и он говорит о любви,
о большой любви,
о своей огромной, как небо, любви,
о единственной, как небо над ним, любви,
и о том, что небо нынче над ним в крови,
и потом, сбиваясь -
о пятнах крови на камуфляже,
о дыме в легких,
о разваленном надвое доме
с колготками на трюмо,
говорит - надеялся, что пройдет само,
надеялся, что отпустит,
что сумею забыть, что с обеих сторон свои,
любимые и друзья,
не вышло
зато почти забыл, кто здесь я.
забыл, зачем я пришел сюда,
и даже
чуть тебя не забыл.
и тогда я решил:
я буду с теми,
с кем ты мне скажешь.
я буду делать, что ты мне скажешь.
как там говорят?
сорву погоны,
сниму мундир,
потому что ты важнее любой страны,
важнее любой войны...

*
и она говорит ему:
уходи.

и закрой, пожалуйста, дверь
с той стороны.

@темы: Стихи, Творчество

14:05 

Доступ к записи ограничен

Тэйми Линн
непоколебимая уверенность оборотня в том, что он - человек (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:54 

Доступ к записи ограничен

Тэйми Линн
непоколебимая уверенность оборотня в том, что он - человек (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Там, где холодно и светло

главная