Записи с темой: заметки (список заголовков)
19:57 

О джедаях и смерти

Только вечность звенит в ушах
С точки зрения джедая, после смерти разумный не исчезает и не переносится в какой-нибудь "мир иной", где он существует без связи с живыми. После смерти разумный находится в том же самом пространстве и времени, что и джедай - просто в Силе, без связи с материальным миром. И поэтому взаимодействие между джедаем и разумным, которого он знал, после смерти не заканчивается.

При этом такое взаимодействие с мёртвым устроенно иначе, чем с живым. Среднестатистический джедай, уходя в Силу, не сохраняет в ней целую личность с осознанием себя, памятью и т.п. Обычно от личности в Силу переходит "направление взаимодействия с миром", которому джедай следовал при жизни. То есть по сути в Силе остаются ориентиры джедая - мысль о том, в каком направлении должен развиваться мир (или не весь мир, а только то, над чем умерший при жизни работал) и что и как должен делать он сам для развития этого мира. При этом этот взгляд на мир не просто остаётся в Силе, но и отражается в сознании живых. Собственно, это ощущение и является одним из компонентов того, что джедаи называют "воля Силы". И такой отпечаток от одарённого оказывается гораздо сильнее, чем от неодарённого. При этом чем сильнее одарённый стремился именно стать частью Силы после смерти, тем ярче его личность влияет на "волю Силы". И самое интересное, что, если одарённый знал другого одарённого при жизни, то вероятность, что он отловит именно ту часть "воли Силы", которая осталась от погибшего одарённого, резко возрастает.

Отсюда появляются очень интересные субъективные ощущения. Для джедая взаимодействие после смерти продолжается: "вот, я же чувствую, как из Силы звучит то же самое, что сказал бы мой учитель/друг/ученик/кто-то ещё". Но это взаимодействие оказывается качественно иным: с одной стороны, мёртвый не может реагировать так же, как живой; в другой стороны - взаимодействие происходит независимо от того, на что в данный момент направлено внимание живого джедая. Поэтому реакция джедая близко знакомого на смерть обычно достаточно серьёзна: чтобы сохранить ощущение присутствие умершего в жизни, требуется полная перемена ожиданий от общения с ним. Но при этом горю в привычном нам понимании возникать неоткуда: перед джедаем не проблема "он умер - его со мной нет", а проблема "он умер - как теперь с ним работать". При этом может возникать ещё более сильное ощущние - часть "воли Силы" которая ощущается, как эхо личности умершего, начинает одновременно ощущаться как часть собственной личности. И появляется ощущения типа "теперь он становится мной, а я - им". Впрочем, для такого надо держать очень открытое Силе сознание.

С этим связана и трагедия Энакина. И Шми, и Падме - неодарённые. И поэтому при их уходе в Силу никакого "контакта" не будет: для этого у них нет ни запаса Силы, ни навыка работы с ней. А у джедаев действительно тесные отношения с неодарёнными - редкость. И поэтому их реакция на происходящее примерно такая: "Ты же сильный джедай! Ты же здорово обращаешься с Силой - почему вдруг у тебя пошли реакции как у неодарённого?". А реакции здесь - следствие, а не причина.

Отдельно забавный вопрос - что такое джедайское бессмертие. По сути в Силу переносятся части сознания, изначально рассчитанные на взаимодействие с материальным миром: отделение своего "я" от остального мира, память... А вот ситское бессмертие, ИМХО, действиет по противоположному принципу: сознание, которое при жизни было связанно с телом ситха, оказывается связанно с другим объектом - гробницей или голокорном. При этом это не просто "вселение сознания в объект в форме пирамиды" - и гробница, и голокорн, в отличие от обычных рукотворным объектов, связанно с Силой так же прочно, как и с материальным миром. Именно поэтому ситхам при бессмертии почти всегда нужен "носитель сознания", а джедаям почти всегда не нужен - носителем выступает сама Сила.

@темы: осторожно: лайтсайд, заметки, Звёздные войны

22:19 

О целях Ореста и Электры

Только вечность звенит в ушах
Наконец-то я разобралась с мотивацией Ореста и Электры в моей истории про них.
Орест не столько мстит, сколько исполняет свой долг - долг сына отомстить за отца, долг не дать цареубийцам сидеть на троне, долг человека следовать воле богов. До убийства Клитемнестры он считает себя полностью правым, а потом разговоры с Алекто подталкивают его пересмотреть свои взгляды. При этом у Ореста не сформировались настоящие сыновьи отношения с отцом: когда Агамемнон уехал, Оресту было всего два года.
У Электры всё иначе: она хорошо помнит отца, и он был единственным человеком, который её по-настоящему любил. При этом в её ненависти к матери есть нота "мести за себя", за своё унизительное положение полуслужанки и одиночества вместо любви и жизни царевны. Но если до встречи с Орестом она бездействовала во многом потому, что её удерживал долг дочери, то после - брат убедил её в том, что в своей ненависти она права.

@темы: заметки, Дороги к справедливости

21:03 

О джедаях и привязанностях

Только вечность звенит в ушах
У запрета на привязанности в ордене есть конкретная цель - избежать несовпадения между обязанностью джедая следовать Силе и стремлением жить ради кого-то другого. Речь здесь идёт не о прямом конфликте долга и любви - это случается крайне редко, а о самой идее, что кроме служения Силе у джедая может быть что-то ещё. При этом под привязанность - это не только любовь типа мужчина-женщина или родитель-ребёнок, но и очень сильная дружба.
Стоит отметить, что это - не стремление удержать джедая в подчинении Ордену. Это - стремлении удержать в подчинении Силе, которая с точки зрения большинства джедаев стоит непосредственно над Орденом. И конфликт, которого избегают, - не противоречие между желанием и приказом, а между желанием, идущим от природы, и желанием, идущим свыше (джедай - часть Силы, и "воля" Силы - отражение изменения мироздания в воле самого джедая, поставившего себя в мире определённым образом).

Есть у меня хэдканон: привязанности вне Ордена осуждаются гораздо серьёзее, чем внутри. Например, дружба с другим джедаем воспринимается спокойно, внутриорденский роман осудит учитель или старший товарищ, а ровесники посмотрят на него кто равнодушно, кто с одобрением, кто - примерно как отличник на прогульщика. При этом внеорденская дружба скорее осуждается, а за роман вне ордена может следовать серьёзное формальное наказание. Связано это с тем, что такой же джедай так же ловит "волю" Силы, и при отношениях с ним описанный выше конфликт сглаживается.

@темы: заметки, Звёздные войны, осторожно: лайтсайд

17:36 

О свете и тьме в ЗВ

Только вечность звенит в ушах
Мир в ДДГ двухслойный - есть обычный, плотный мир и мир Силы, и они чётко разделены, хотя поступки одарённого, осознанно использующего Силу, прямо влияют на оба мира одновременно. Выбор светлый-тёмный имеет значение только для мира Силы, то есть светлым или тёмным может быть только форсъюзер. При этом на выбор света или тьмы оказывают влияние только действия, в которых Сила используется непосредственно. Все остальные поступки, хорошие и дурные, на то, насколько персонаж - светлый, не влияют.
Поэтому для светлых персонажей ДДГ сочетание жёстких этических правил во взаимодействии с Силой с беспринципностью в поступках, где использование Силы не нужно, не просто возможно, а может вести к успеху. То есть у светлого могут быть две не связанные между собой морали: одна для работы с Силой, другая - для остальных случаев.

@темы: осторожно: лайтсайд, заметки, Звёздные войны

20:43 

Только вечность звенит в ушах
Действующие лица:
Сьюзен Певенси, женщина лет тридцати
Аслан, бледно-жёлтый лев; выглядит, почти как призрак
Место действия: квартира Сьюзен

Сьюзен, спокойно, обращаясь к самой себе: Почему?
Аслан, медленно появляясь: Потому что Нарния погибла. Они ушли в очередное приключение, где была бы сказка, волшебство, а в конце - великая битва и победа добра. Но битва оказалась слишком настоящей, и Нарния погибла. Я спас, кого смог.
Сьюзен, с усталым отчаяньем, потом с издёвкой: А их не смог. Они остались детьми, глупыми, и, конечно, наивными, и не смогли взять и бросить любимый мир.
Аслан, бесстрасно-мудрым тоном, в котором изредка мелькает горе и усталость: Нет, их я спас. Всех - и Полли с Диггори, и родителей, и ребят. Я бросил их в мир - проект ещё, больше идея, чем плоть. Тот мир должен был сам исполнять мечты.
Сьюзен, зло: А я, получается, в эти мечты не входила. Конечно, крашусь, ношу чулки из нейлона. Пострашнее будет, чем гибель мира, и не менее важно, что самое главное. Может быть, и хорошо, что я не пошла с ними.
Аслан: Это ты про чулки придумала?
Сьюзен: Питер.
Аслан: Странно. В Нарнии он не придумывал глупости, чтобы объяснить вещи, пугающие его.
Сьюзен: Да, конечно. В Нарнии - Верховный король, мудрый правитель, здесь - мальчишка. Откуда взяться королевской мудрости?
Аслан, напряжённо, без тени прежнего спокойствия: Есть много путей, откуда. Просто взять на себя ответственность, за кого угодно, в любом масштабе, и оно вспомнится. Вернётся само. И тогда, получается, Король в теле мальчика...
Сьюзен, с упрёком: Он знал?
Аслан, думая вслух: Скорее, чувствовал. Когда я привёл в вас в Нарнию в первый раз, я думал спрятать вас от войны в сказке с Рождеством и хорошим концом. Но вы были слишком настоящие, или сам мир, не знаю. Видимо, рождественской сказки не вышло ещё тогда. Война вдруг из приключения стала настоящей войной, подарки оказались оружием, а счатливый финал - обретённой властью. Наверное, дело тут в ответственности за мир. Смерть оказалась несовместима с игрой, и вы взяли этом мир на себя. А потом никто не смог поверить, что это просто игра.
Сьюзен, зло, постепенно повышая голос: Потому что это и не было игрой - Вы сами сказали. Я знала это, лучше всех знала. Я пыталась их спасти, вытянуть, дать возможность вернуться, перестать, как я теперь понимаю, быть не то Королями, не то подростками.
Аслан, тем же спокойным тоном, что и в самом начале: Поэтому ты и осталась. Ты всегда оставалась, когда им было трудней и трудней возвращаться. Ты должна была быть им маяком, память о тебе соединяла их и твой мир.
Сьюзен, очень ровным голосом: И теперь они погибли вместе с Нарнией, назвав до того меня предательницей. Им, несомненно, нужен маяк, и я - идеальный кандидат. Я верно поняла Твою волю?
Аслан: Да. Но они не погибли. У них новое тело, новая Нарния. Она должна была быть лучше прошлой.
Сьюзен, настороженно: Дожна была, но?..
Аслан, снова напряжённо думая: Я создал прошлую Нарнию, надеясь сделать страну мечты. Но их мечты, став реальностью, превратили Нарнию в жестокий мир, чьё существование завершилось катастрофой. Тогда я создал основу для нового мира, который воплотил бы их настоящие мечты о Нарнии, а не мои представления о них. Но этот мир медленно умирает вместе с их мечтами. Он постепенно становится подходящим всем, гладким, ровным. И мёртвым.
Сьюзен, зло, но без прежней закрытости: И при чём тут я?
Аслан: Этот мир надо покинуть. Всем. Иначе они погибнут окончательно. И все англичане вернутся в Англию. Ты должна дать им возможность вернуться, захотеть снова ожить.
Сьюзен, сдержанно, но с вызовом: Да будет так.

@темы: нарния, заметки

Там, где холодно и светло

главная