• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: заметки (список заголовков)
22:19 

О целях Ореста и Электры

Только вечность звенит в ушах
Наконец-то я разобралась с мотивацией Ореста и Электры в моей истории про них.
Орест не столько мстит, сколько исполняет свой долг - долг сына отомстить за отца, долг не дать цареубийцам сидеть на троне, долг человека следовать воле богов. До убийства Клитемнестры он считает себя полностью правым, а потом разговоры с Алекто подталкивают его пересмотреть свои взгляды. При этом у Ореста не сформировались настоящие сыновьи отношения с отцом: когда Агамемнон уехал, Оресту было всего два года.
У Электры всё иначе: она хорошо помнит отца, и он был единственным человеком, который её по-настоящему любил. При этом в её ненависти к матери есть нота "мести за себя", за своё унизительное положение полуслужанки и одиночества вместо любви и жизни царевны. Но если до встречи с Орестом она бездействовала во многом потому, что её удерживал долг дочери, то после - брат убедил её в том, что в своей ненависти она права.

@темы: заметки, Дороги к справедливости

21:03 

О джедаях и привязанностях

Только вечность звенит в ушах
У запрета на привязанности в ордене есть конкретная цель - избежать несовпадения между обязанностью джедая следовать Силе и стремлением жить ради кого-то другого. Речь здесь идёт не о прямом конфликте долга и любви - это случается крайне редко, а о самой идее, что кроме служения Силе у джедая может быть что-то ещё. При этом под привязанность - это не только любовь типа мужчина-женщина или родитель-ребёнок, но и очень сильная дружба.
Стоит отметить, что это - не стремление удержать джедая в подчинении Ордену. Это - стремлении удержать в подчинении Силе, которая с точки зрения большинства джедаев стоит непосредственно над Орденом. И конфликт, которого избегают, - не противоречие между желанием и приказом, а между желанием, идущим от природы, и желанием, идущим свыше (джедай - часть Силы, и "воля" Силы - отражение изменения мироздания в воле самого джедая, поставившего себя в мире определённым образом).

Есть у меня хэдканон: привязанности вне Ордена осуждаются гораздо серьёзее, чем внутри. Например, дружба с другим джедаем воспринимается спокойно, внутриорденский роман осудит учитель или старший товарищ, а ровесники посмотрят на него кто равнодушно, кто с одобрением, кто - примерно как отличник на прогульщика. При этом внеорденская дружба скорее осуждается, а за роман вне ордена может следовать серьёзное формальное наказание. Связано это с тем, что такой же джедай так же ловит "волю" Силы, и при отношениях с ним описанный выше конфликт сглаживается.

@темы: заметки, Звёздные войны, осторожно: лайтсайд

17:36 

О свете и тьме в ЗВ

Только вечность звенит в ушах
Мир в ДДГ двухслойный - есть обычный, плотный мир и мир Силы, и они чётко разделены, хотя поступки одарённого, осознанно использующего Силу, прямо влияют на оба мира одновременно. Выбор светлый-тёмный имеет значение только для мира Силы, то есть светлым или тёмным может быть только форсъюзер. При этом на выбор света или тьмы оказывают влияние только действия, в которых Сила используется непосредственно. Все остальные поступки, хорошие и дурные, на то, насколько персонаж - светлый, не влияют.
Поэтому для светлых персонажей ДДГ сочетание жёстких этических правил во взаимодействии с Силой с беспринципностью в поступках, где использование Силы не нужно, не просто возможно, а может вести к успеху. То есть у светлого могут быть две не связанные между собой морали: одна для работы с Силой, другая - для остальных случаев.

@темы: осторожно: лайтсайд, заметки, Звёздные войны

20:43 

Только вечность звенит в ушах
Действующие лица:
Сьюзен Певенси, женщина лет тридцати
Аслан, бледно-жёлтый лев; выглядит, почти как призрак
Место действия: квартира Сьюзен

Сьюзен, спокойно, обращаясь к самой себе: Почему?
Аслан, медленно появляясь: Потому что Нарния погибла. Они ушли в очередное приключение, где была бы сказка, волшебство, а в конце - великая битва и победа добра. Но битва оказалась слишком настоящей, и Нарния погибла. Я спас, кого смог.
Сьюзен, с усталым отчаяньем, потом с издёвкой: А их не смог. Они остались детьми, глупыми, и, конечно, наивными, и не смогли взять и бросить любимый мир.
Аслан, бесстрасно-мудрым тоном, в котором изредка мелькает горе и усталость: Нет, их я спас. Всех - и Полли с Диггори, и родителей, и ребят. Я бросил их в мир - проект ещё, больше идея, чем плоть. Тот мир должен был сам исполнять мечты.
Сьюзен, зло: А я, получается, в эти мечты не входила. Конечно, крашусь, ношу чулки из нейлона. Пострашнее будет, чем гибель мира, и не менее важно, что самое главное. Может быть, и хорошо, что я не пошла с ними.
Аслан: Это ты про чулки придумала?
Сьюзен: Питер.
Аслан: Странно. В Нарнии он не придумывал глупости, чтобы объяснить вещи, пугающие его.
Сьюзен: Да, конечно. В Нарнии - Верховный король, мудрый правитель, здесь - мальчишка. Откуда взяться королевской мудрости?
Аслан, напряжённо, без тени прежнего спокойствия: Есть много путей, откуда. Просто взять на себя ответственность, за кого угодно, в любом масштабе, и оно вспомнится. Вернётся само. И тогда, получается, Король в теле мальчика...
Сьюзен, с упрёком: Он знал?
Аслан, думая вслух: Скорее, чувствовал. Когда я привёл в вас в Нарнию в первый раз, я думал спрятать вас от войны в сказке с Рождеством и хорошим концом. Но вы были слишком настоящие, или сам мир, не знаю. Видимо, рождественской сказки не вышло ещё тогда. Война вдруг из приключения стала настоящей войной, подарки оказались оружием, а счатливый финал - обретённой властью. Наверное, дело тут в ответственности за мир. Смерть оказалась несовместима с игрой, и вы взяли этом мир на себя. А потом никто не смог поверить, что это просто игра.
Сьюзен, зло, постепенно повышая голос: Потому что это и не было игрой - Вы сами сказали. Я знала это, лучше всех знала. Я пыталась их спасти, вытянуть, дать возможность вернуться, перестать, как я теперь понимаю, быть не то Королями, не то подростками.
Аслан, тем же спокойным тоном, что и в самом начале: Поэтому ты и осталась. Ты всегда оставалась, когда им было трудней и трудней возвращаться. Ты должна была быть им маяком, память о тебе соединяла их и твой мир.
Сьюзен, очень ровным голосом: И теперь они погибли вместе с Нарнией, назвав до того меня предательницей. Им, несомненно, нужен маяк, и я - идеальный кандидат. Я верно поняла Твою волю?
Аслан: Да. Но они не погибли. У них новое тело, новая Нарния. Она должна была быть лучше прошлой.
Сьюзен, настороженно: Дожна была, но?..
Аслан, снова напряжённо думая: Я создал прошлую Нарнию, надеясь сделать страну мечты. Но их мечты, став реальностью, превратили Нарнию в жестокий мир, чьё существование завершилось катастрофой. Тогда я создал основу для нового мира, который воплотил бы их настоящие мечты о Нарнии, а не мои представления о них. Но этот мир медленно умирает вместе с их мечтами. Он постепенно становится подходящим всем, гладким, ровным. И мёртвым.
Сьюзен, зло, но без прежней закрытости: И при чём тут я?
Аслан: Этот мир надо покинуть. Всем. Иначе они погибнут окончательно. И все англичане вернутся в Англию. Ты должна дать им возможность вернуться, захотеть снова ожить.
Сьюзен, сдержанно, но с вызовом: Да будет так.

@темы: нарния, заметки

Там, где холодно и светло

главная