Записи с темой: стишата (список заголовков)
23:03 

Лавхейт про девочку и глобализацию

Только вечность звенит в ушах
Написала я вещь, немного необычную для себя, поэтому — пара предупреждений:
1) Личность автора не всегда совпадает с личностью героя, даже если это стихи от первого лица.
2) Мнение автора тоже не всегда совпадает с мнением героя.

1.

Так стою я в модном пальто, а как будто бы голая,
так толкаюсь в метро, а мне промозгло и холодно,
так меня обнимают друзья, а тоска залетает в голову,
покупаю ещё один чоко-пай, как будто от страха голода.

Мне опять говорят: "Нет грусти", "красотка", "не кисни-ка",
говорят "береги себя", но я снова слышу "беги себя",
в этом городе гвалт, но я ясно слышу свои шаги.
Ясно слышу: "Беги себя. Пока можешь — давай, беги".

"Убегай от себя пустыми шоссе и тёмными подворотнями,
потому что ты — это просто тоска, огромная, многоротая,
потому что приходишь к самой себе гостьей непрошеной,
потому что ты равна своему прапрапрадеду, своему прошлому".

"Твой пра-пра-кто-то-там нашёл себе новое тело,
смотрит на город твоими глазами испуганно, ошалело,
вспоминает свой адрес и начинает его искать.
В голове у него посмертная, иномирная, неземная тоска".

На неделе семь чёрных пятниц: преддверие праздников.
В голове моей бьётся что-то холодное, злое, ясное,
и тогда тоска моя... Или нет: пра-пра-чей-то культурный шок,
вдруг становится объясним, наивен, слегка смешон.

В этом городе никто не видел безумных, бездомных, пьяниц.
Начинается... нет, не Самайн. Просто чёрная пятница,
просто каждую ночь напролёт горит в магазинах свет,
и молчит чужая тоска у меня в голове.

Это день длинною в несколько дней, это чёрная пятница,
это прошлое засыпает во мне, что-то ясное — просыпается,
и рекламы, как будто в попытке ожить, дрожат.
"У тебя есть несколько дней — от себя убежать".

Под ногами рекламки — розово-золотой порошей,
вот огни KFC и Starbucks — неровной дорожкой,
уходи по ним, Рубикон уже перейдён, жребий брошен,
и беги своего (нет, точнее — чужого) прошлого.

2.

Те, кто ищут чего... не важно, ясности или боли,
покидают свои дома, забив на неписанные законы
перекусывают one dollar's coffee и чоко-боем,
быстро-быстро едят, как будто боятся погони.

Вместо обеда — давятся бургерами в макдаке...
И спрашиваю себя: "Для чего всё это, зачем оно?"
И сама отвечаю: "Это не просто стресс и еда.
Это шаг на дороге к вечной ничейности".

Это вечная гонка — против целого мира,
против каждой границы — возможный и невозможной,
пока прошлое не настало, не окутало, не сломило,
пока ясно в твоей голове и немного прохладно коже.

Это вечный город — Нью-Йорк, Саппоро, Варшава,
ни один из них — и каждый одновременно,
это каждый город, в котором легко найти Papa Johns и Subway,
а остальное пространство — иллюзия, переменная.

В этом городе меркнет прошлое, тает пространство,
без наушников в голове ясно слышатся песни,
остаётся только шоссе — highway— шестиполосная трасса,
позади — shopping mall, впереди — неизвестность.

А меня окутывают рекламы, как огненный ореол,
пока я забываю слова "напиток", "еда", "печенье",
на ходу глотаю пепси, сприпсы и орео,
становлюсь всё ничейней.

Всё ничейней,
ничейней,
ничейней,
ничейней...

P.S. Вот смотрю я на этот стих — и вижу там столько джедайских мотивов, что ой. При этом лирика про джедаев у меня не пишется уже достаточно давно, да и в принципе в фэндоме я начинаю отходить от этой темы. Так что то, о чём я раньше писала по ЗВ, теперь трансформируется у меня... во что-то странное.
запись создана: 07.12.2018 в 00:44

@темы: стишата, Лирика человека без гражданства

00:53 

Снегопад

Только вечность звенит в ушах
Хотела вывесить его в первый день зимы, но не успела... А вообще забавно, что сам по себе снег я не люблю — но я родилась в снегопад, о снегопаде был один очень важный для меня разговор, и вот я каждую зиму пишу снежные стихи.

Забыта беготня и суета,
Забыты все отчёты и тревоги.
Есть только снег, лежащий у дороги,
Холодный ветер, ночь и темнота.
И вот уже не слышен шум машин
И не слышны чужие разговоры.
Летит снежинка, падает за ворот,
И под ногами старый лист шуршит.

Становится всё тише и темней,
И ночь тебя усталыми руками
По-матерински бережно ласкает
И тихо говорит: «Иди ко мне.
На плечи я тебе насыплю снег,
И будет он теплее одеяла.
Ты свой покой когда-то потеряла,
А я его верну. Иди ко мне».

Уже не видно ни огней, ни звёзд,
А снег летит и падает на плечи.
Становится спокойнее и легче,
И трудно даже вспоминать всерьёз
Свои волненья, страхи и дела.
Ночь смотрит вниз усталыми глазами,
И кажется, что время исчезает,
А остаются только ночь и мгла.

И кажется, что много лет назад...
А сколько — двести сотен? сорок? триста?
Летели тучи медленно и низко,
И вся земля белела на глазах.
Здесь раньше не ходили поезда,
И не стояли небоскрёбы-башни.
Никто не вспомнит, что здесь было раньше,
Но падал снег — всегда, всегда, всегда...

И тот же самый снег, что шёл тогда,
Летит и остаётся на ресницах.
Тебе мерещится (а может, снится?)
Чужое время и чужая даль.
Летит, не тает снег чужих времён
И падает на куртку, на перчатки
Осколком древних дней, чужой печатью,
И словом, что никто уж не поймёт.

Но скоро будут новые дела,
И ты забудешь этот тихий вечер,
Не вспомнишь эту грёзу, эту вечность.
Но снег летит...

@темы: стишата, разные истории

23:17 

Космогония

Только вечность звенит в ушах
И немного отсылок на Средиземье, а то у меня давно этого мира не было...

Здесь было море. Здесь прошла волна,
Накрыла шпили замков и соборов,
Смела и смыла слёзы, крики, споры.
Была волна — а стала тишина.
И стал песок, и блики на песке,
И крошево ракушек, гальки, пыли.
А имена людей давно уплыли,
И память разметало вдалеке.

Когда-то, в позапрошлый век людей,
На этом месте был огромный город,
Он полнился и радостью, и скорбью.
Где он теперь? Нигде, нигде, нигде.
А позже, в прошлый человечий век,
Здесь проплывали мощные каракки,
Надеялись достичь земного края,
И шли по бесконечной синеве.

Теперь настало время без времён.
О городе ни строчки не осталось,
Нет моряков, искавших мира тайны,
Никто теперь не вспомнит их имён.
И даже воды утекали прочь,
И обнажались горы и равнины,
Сокровища — как будто в старой книге —
Лежали на простом песке горой.

И с морем отступало бытие.
Но из ещё живых воспоминаний,
Чужих имён, придуманных не нами,
Над той пустыней собирался свет.
Над той пустыней собирался звук,
И складывались ноты и аккорды,
Звучали то пронзительно, то гордо
Без инструмента, голоса и рук.

А из теней исчезнувших домов,
Из эха схваток, веры и кошмаров
Рождались двое — женщина и арфа,
И наставало время новых слов.
И женщина стояла на песке,
И новый мир искал своё звучанье,
И арфа этим звукам отвечала,
И люди просыпались вдалеке.

Из серой гальки, тёмных валунов
Вставали девы, юноши, мальчишки...
А рядом пела женщина всё тише,
И люди имена давали вновь
И воздуху, и небу, и песку.
И тем вещам, которых не увидеть:
Любви и боли, счастью и обиде,
Улыбке друга, злобному смешку.

И женщина стояла на песке,
И люди подходили к ней всё чаще.
И ныне слово «женщина» звучало
Как слово «море» в прошлом языке.
Играла арфа, звук струился вверх
И люди слушали его в молчаньи.
И слово «арфа» в этот век звучало,
Как слово «город» в позапрошлый век.

@темы: Средиземье, разные истории, стишата

22:24 

Детское

Только вечность звенит в ушах
Про зиму в мае я уже писала, теперь настало время писать про лето в ноябре :)

Лет семнадцать назад (или, может, семнадцать веков),
Я была... Или это не я? Или память чужая?
Но тогда было лето, и день, и дышалось легко,
И на тёплом несильном ветру паутинки дрожали.

А ещё была девочка. Ей — где-то год-полтора,
И она... Или я? Или я, но не я? Я не знаю.
Но та девочка встретила позднее лето с утра:
Тёплый день, мягкий свет и улыбка у ветра шальная.

Я ведь помню, ручей всё болтал и смеялся со мной,
Так украдкой болтают подруги во время занятий.
Я ведь помню и воздух густой, и полуденный зной,
И язык ветерка — необычный, но всё же понятный.

Я не знаю, откуда, но помню чужие слова.
Помню ясно, как будто вчера или даже сегодня.
Но при этом я будто бы вижу огромный провал,
Между мной и той девочкой, слышавшей ветер и воды.

Я вчера говорила с подругой о тайнах и снах,
И она мне сказала, что помнит и позднее лето.
И улыбку ручья, и нездешних цветов имена,
И истории — те, что когда-то рассказывал ветер.

Это лето когда-то случилось и с ней, и со мной,
И, наверное, с каждым, кто жил, и живёт, и лишь будет.
Это лето случилось когда-то настолько давно,
Что в то время границы ещё не придумали люди.

Это странное лето случается с кем-то сейчас,
И случится с какой-нибудь девочкой лет через триста.
Это лето — и вечность, и миг, и начало начал,
Это лето стучит в нашу память откуда-то снизу.

В глубине моей памяти я — это каждый, кто жив,
Это каждый, кто мёртв, и любой, кто ещё не родился.
Мы потом подросли, и создали себе рубежи,
И придумали личность, границы, своих и единство.

Но я помню, что нет ни чужих, ни своих, ни меня,
Только что-то огромное, настежь открытое миру.
...Вот девчонка, ей год, и так хочется лето обнять.
Ветер сказку расскажет, смеясь и куда-то маня,
В этой сказке услышишь, как вечность становится мигом.

@темы: стишата

01:16 

Нас узнаешь легко...

Только вечность звенит в ушах
У нормальных (не)людей Самайн был три недели назад — а у меня оно пришло сейчас. Внезапно, очень оптимистичное для самайновской темы.

Нас узнаешь легко: очень резкие и нескладные,
говорим сонетами, или танка, или балладами,
и прохожие шепчут: "о-ох, молодёжь, с ними сладу нет!".

Наши руки всегда холодные. Нет, не так: они вечно хладные.
А тела-франкенштейны латаны-перелатаны,
пальцы пахнут... пока, по счастью, всего лишь ладаном.

Кем мы были до смерти? Монахами? Хиппи? Уланами?
Мы не помним своих преступлений, чужого зла, но и
доброты мы не помним. У нас — ни друзей, ни детей, ни клана нет.

Мы идём, и дышим, и видим. И это главное.

Мы привыкли теряться среди накрашенных, среди ряженых,
находить знакомых среди новых схимников, новых бражников —
рядом с нами любая встреча кажется не взаправдашней.

Наше жизнь-до-смерти тянется сзади и вьётся рядышком
недорубленной нитью, грубой тяжёлой пряжею,
мы её не помним — но от неё не спрячешься.

Мы же расскажем вам что-то смешное и ненапряжное,
что бы быть почти совсем как живые — не зря же мы
прячем бледность и холод. С нами совсем на страшно.

Нам не страшно. И с нами не страшно. Ведь правда же?

Всюду осень. Холодные ночи, короткие дни.
Мы не будем одни. Никогда мы не будем одни.
Скоро ночь. Между тёмных домов розовеет заря.
Мы останемся здесь до конца ноября.

@темы: стишата, разные истории

21:32 

Книжное

Только вечность звенит в ушах
Для Гиллуин и немного о ней


В этом здании тишина поселилась, живёт век за веком.
В этих стенах ещё не звучали ни смех, ни крик.
Это старое правило: в библиотеке
Нельзя говорить.
Никогда, ни с кем, ни о чём нельзя говорить.

Мы не привыкли казаться скромными, мы вообще не умеем казаться,
Мы не привыкли стыдиться шуток и смеха.
Но мы входим под эти своды — и уже не смотрим назад,
И начинаем бояться эха.
Как в детстве ночами, мы начинаем бояться эха.

Кто-то смотрит на нас отовсюду, оценивающе и строго
Будто мы — это покрыты слоем слежавшейся пыли.
И мы боимся случайного слова, неловкого вздоха,
Неверной мысли.
Самой стремительной, но всё же неверной мысли.

Кто же смотрит на нас, кто запрещает нам переглядки и шепоточки?
Не даёт ни мечтать нам, ни перемигиваться?
Это просто чужие фразы и мысли, паузы, многоточия.
Это просто книги.
Повсюду, от пола до потолка стоящие книги.

В каждой книге есть что-то сильнее, страшнее простого набора знаний.
В каждой — от манускрипта и до папки новых контрактов.
Я боюсь представить, откуда в них эта власть над нами,
Эта сила... духа? характера?
Я боюсь представить, есть ли у книг характеры.

Я пытаюсь представить, когда кончается книжье детство,
Как мечтают и в чём сомневаются книги-подростки.
Как живут они, не уходя годами с одного места?
А для них это просто.
А для них это очень страшно и очень просто.

Каждая книга отчаянно, до шороха в корешке одинока.
Ей не дано видеть мир, искать знакомых или товарищей.
И она стоит, окружённая тишиной,
Ей хочется разговаривать.
Как в пустыне хочется пить, так же сильно ей хочется разговаривать.

Но когда мы перелистываем её страницы,
Разворачиваем свиток, жмём на экран,
То она заговаривает с нами, и уже не может остановиться,
Держится за нас, как мать и сестра.
Как будто бы после разлуки нас увидела мать, обняла сестра.

Ты пойми, ты поверь, не бывает чтения как такового,
А бывает сражение книги с обступающей тишиной,
А бывают напряжённые, настойчивые разговоры
Вновь и вновь.
И приходишь ты к книгам, и открываешь их вновь и вновь.

В этом здании тишина поселилась, вросла в широкие полки,
Создала бесстрашные, одинокие книжьи души.
Не отвлекайся ни на минуту, ни на секунду, только
Слушай.
Слушай и свитки, и книги, и файлы, внимательно слушай.

@темы: стишата

17:07 

ФБ 2018. Деанон — отдельные стихи

Только вечность звенит в ушах
Продолжаем нести летний урожай.

Название: Перед отлётом
Автор: Mary-Vigadel
Размер: драббл, 55 слов
Эпоха: Восход Империи
Пейринг/Персонажи: Шми Скайуокер, Энакин Скайуокер
Категория: джен
Жанр: драма, POV, стихи
Рейтинг: G
Краткое содержание: Шми — Энакину

читать дальше

Название: Праздник
Автор: Mary-Vigadel
Размер: драббл, 100 слов
Эпоха: Восстание
Пейринг/Персонажи: Лея Органа
Категория: джен
Жанр: драма, POV, стихи
Рейтинг: G
Краткое содержание: Лея празднует уничтожение первой Звезды смерти

читать дальше

Название: Ночь на Корусанте
Автор: Mary-Vigadel
Бета: Altra Realta
Размер: драббл, 138 слов
Эпоха: Империя
Пейринг/Персонажи: Энакин Скайуокер/Падме Амидала
Категория: гет
Жанр: психология, POV, стихи, драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: одна из последних встреч с Энаконом, какой её видит Падме
Для голосования: #. fandom Star Wars 2018 - "Ночь на Корусанте"

читать дальше

@темы: стишата, Звёздные войны

16:57 

ФБ 2018. Деанон — цикл стихов

Только вечность звенит в ушах
Этим летом я участвовала в команде Звёздных войн, и вот мой урожай оттуда.

Цикл "После приказа 66"

Чужды вам страсти и чужды страдания;
Вечно холодные, вечно свободные,
Нет у вас родины, нет вам изгнания.

М. Ю. Лермонтов

Название: О навыках и умениях
Автор:  Mary-Vigadel
Бета:Altra Realta
Размер: драббл, 352 слова
Эпоха: Империя
Пейринг/Персонажи: ОМП
Категория: джен
Жанр: драма, философия, психология, POV, стихи
Рейтинг: G
Краткое содержание: после приказа одному джедаю пришлось многому научиться. Но всё ли он понял в жизни неодарённых?
Для голосования: #. fandom Star Wars 2018 - "О навыках и умениях"

читать дальше

Название: Came across
Автор:  Mary-Vigadel
Бета:Altra Realta
Размер: драббл, 261 слово
Эпоха: Империя
Пейринг/Персонажи: ОМП
Категория: джен
Жанр: философия, психология, POV, стихи
Рейтинг: G
Краткое содержание: двое бывших джедаев встречаются в кантине. О чём они могут при этом думать?
Для голосования: #. fandom Star Wars 2018 - "Came arcoss"

читать дальше

Название: Примерный исполнитель
Автор:  Mary-Vigadel
Бета:Altra Realta
Размер: драббл, 261 слово
Эпоха: Империя
Пейринг/Персонажи: ОМП
Категория: джен
Жанр: философия, психология, POV, стихи, драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: он был очень хорошим джедаем. До приказа 66
Для голосования: #. fandom Star Wars 2018 - "Примерный исполнитель"

читать дальше

Название: A place to return
Автор:  Mary-Vigadel
Бета:Altra Realta
Размер: драббл, 475 слов
Эпоха: Империя
Пейринг/Персонажи: ОМП
Категория: джен
Жанр: философия, психология, POV, стихи, драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: один из выживших джедаев часто видит во сне храм
Для голосования: #. fandom Star Wars 2018 - "A place to return"

читать дальше

А цикл тем временем расширяется: Ильмаяр написала ответ к нему:

Потому что великий стремительный дух всех миров
Запретил себе думать о том что случается между.
Что бывает, когда мир лишается слов и столпов,
Что бывает, когда в один миг убивают надежду.

читать дальше

И её же рисунок-ассоциация к циклу.


@темы: стишата, осторожно: лайтсайд, Звёздные войны

23:04 

Не амнезия

Только вечность звенит в ушах
А ты знаешь, на самом деле мы просто манкурты.
Только голову нам уже не сжимает шири*,
Вместо неё — верблюжья шапка и старая куртка,
У которой мех потеплее, и рукава пошире.

Мы идём от чужого дома к ещё сильнее чужому дому.
Но куда мы? Откуда мы? Кто мы? Зачем мы? Что мы?

А ты знаешь, это ведь не контузия, не амнезия.
Это лишь неизвестность застряла у нас под кожей.
А вокруг нас мелькают люди, не добрые и злые,
А вокруг нас мелькает город, такой чужой и роскошный.

Мы не знаем эти дома, эти люди нам не знакомы.
Но куда мы? Откуда мы? Кто мы? Зачем мы? Что мы?

А ты знаешь, когда-то давно, в оглушительно-жаркой пустыне,
Мы стояли на грани между безумьем или смертью.
И тогда наше прошлое как будто где-то вдали застыло,
И тогда мы стали: не помнить, не знать, не верить.

Мы живём где-то между комой и выходом прочь из комы.
Но куда мы? Откуда мы? Кто мы? Зачем мы? Что мы?

А ты знаешь, теперь мы с неизвестностью — единое тело,
Что-то вне магии и науки, нечто среднее между:
Живым и мёртвым; чёрным, серым и белым;
Унтерменшем, и уберменшем, и далеко-не-меншем.

Мы с тобой — вечный икс, ненайденное искомое.
Но куда мы? Откуда мы? Кто мы? Зачем мы? Что мы?

А ты знаешь, манкурты — это не ещё одна фентези-раса,
Это ожившая неизвестность, вечный катализатор.
За спиной у нас чужие мысли, чужие трассы, чужие фразы.

...За спиной растворяются здания, память людская тает и исчезает.
____________________________________________________________________________

*шири — шапка из верблюжьей кожи в романе Айтматова "И дольше века длится день". Его захватчики надевали на голову пленных и отправляли их в пустыню. Там некоторые пленные сходили с ума от жары, а некоторые — теряли память и становились манкуртами.

@темы: разные истории, стишата, Лирика человека без гражданства

00:06 

Только море

Только вечность звенит в ушах
alwdis с днём рожденья


только море одно за твоею спиной
набегает на берег волна за волной
и огромные рыбы плывут за окном
где теперь только море одно


Мне когда-то говорили, а когда — уже не помню, то ли между двух кошмаров, то ли между двух эпох, — мол, когда-то были люди, что вовеки не утонут, что пройдут любым теченьем, как исхоженной тропой. Водолазы, мореходы, капитаны, адмиралы — проведут любой корабль сквозь шторма и глыбы льда.

Но когда такие люди гибли или умирали, то тела их исчезали. Оставалась лишь вода.

только море одно за твоею спиной
всё манит синевой всё манит глубиной
где мурены и рифы и тёмное дно
где теперь только море одно


Кто-то говорил со мною, только кто — уже не вспомнить, то ли мой старик-учитель, то ли призрак, то ли тень. Он рассказывал когда-то, что среди интриг и споров вечно ищут духи моря самых смелых из людей. Кто надёжен и бесстрашен, кто отчаян, горд и честен, тот однажды ночью встретит деву с кожей голубой. Он потом её полюбит, назовёт своей невестой — и останется в легендах их волшебная любовь.

А потом родится мальчик. Будет тихим и серьёзным, слишком быстро повзрослеет, рано из дому уйдёт. Днём и ночью, год за годом будет видеть — правду? грёзу? — неизведанные земли, разговор с чужим вождём. Он построит свой корабль и легко найдёт команду: рядом с ним — всегда удача, и дорога с ним легка.

Он плывёт в открытом море — а как будто мама рядом, и борта волной коснулась материнская рука.

только море одно за твоею спиной
что-то слышится вновь что-то видится вновь
волны смоют черту между явью и сном
где теперь только море одно


Я не вспомню: где, откуда, как и от кого узнала, что порою дети моря забывают мир людей. Путешествуют всё дальше, словно им и мира мало, а однажды исчезают в тихой голубой воде. В путь уходят без команды, нет ни компаса, не карты, только небольшая лодка, — пусть течение ведёт.

...Если лёд сжимает корпус, если шторм настигнет в марте, то бывает: стихнет ветер и ослабит хватку лёд. А вдали, в открытом море, человек с прозрачной кожей, замирает над волнами — призрак? истина? мираж?

Кто-то скажет: «это чудо», кто-то скажет: «невозможно». Я не знаю, я забыла, я не вспомню, кто был прав.

только море одно за твоею спиной
где ты был где ты не был теперь всё равно
исчезают суда корабли и мосты
где навеки останешься ты

@темы: стишата, подарки

11:38 

Сделка с совестью

Только вечность звенит в ушах
По мотивам ЧКА, хотя, кажется, оно читается и без мотивов оттуда.

Нет, не надо борьбы и не надо усталой мольбы.
Каждой сказке — свой быт, за легендой — тоскливая быль.
Не шепчи: "если бы...", не ищи перемен у судьбы,
Не твори ворожбы. Лучше просто надейся забыть.

Забывай навсегда, скольких ты убивал без суда,
Как горят города, как легко исчезает вода...
Обходись без стыда, если сердце твоё изо льда.
Это ведь не беда, что исчезли миры без следа.

Эта сказка ясна, здесь злодеями — точно не нам.
На глазах пелена, между сердцем и миром стена.
...Но кричишь среди сна: "Не стреляйте! Не надо! Не на..."
А вокруг — тишина, и во снах — тишина, тишина...

@темы: стишата

01:30 

Джедайский цикл. Биографическое

Только вечность звенит в ушах
каждый ветер — это немного северный ветер

с полутора лет вокруг говорят о добре и свете
о коротком надёжном пути от победы к победе
с самого детства вокруг слова, цитаты и строки
о справедливости, честности и милосердии
необходимости битвы и ужасе чьей-то смерти
и ещё о том, что мы всегда одиноки

потому что каждый ветер — это немного северный ветер
тот, где кружатся рядом снег и людские сроки
этот ветер сначала отмерит, а после завертит
это очень просто и совсем не жестоко


с тринадцати лет мир начал менять свои очертания
храм стал чужим без подготовки и оправдания
между притч и кодексов проступила дорога
и вместо знакомых книг забытого года издания
появились чужие трассы, ландшафты, здания
горные перевалы, вершины, отроги

потому что северный ветер звучит всё ближе
он летит через память, и там остаётся холод
а ветер чужие памяти нижет и нижет
и тебе свободно, и на губах твоих солоно


в двадцать семь вдруг приходит простое и страшное
похожее на сгоревший храм, упавшие башни
у тебя есть ты, и никого не может быть кроме
а тебя зовут на спасение, называют отважным
и ты идёшь к ним, и это тревожно и важно
но своё одиночество ты и от них не скроешь

это северный ветер летит сквозь твои глаза
и ты учишься видеть миры, где он пролетал когда-то
всё холоднее смотреть вперёд, всё страшнее смотреть назад
где чужие страхи и смерти вечно меняют даты


в сорок с чем-то стираются пропасти, тают границы
явь меняется с тем, что кажется или снится
и чужие судьбы легко растут из случайных заметок
всё слабее разница между мыслью и амуницией
и несмело к тебе подходит кажется-ученица
...просто девочке стало тесно в выверенных ответах

потому что каждый ветер — это немного северный ветер

@темы: стишата, осторожно: лайтсайд, Звёздные войны

16:46 

Помни о море

Только вечность звенит в ушах
Читаю сейчас дилогию Олди "Одиссей, сын Лаэрта", и вот написала по ней кроссовер.

Всё холодней. Снег выпал поутру.
В такой промозглый день душа застынет.
Ты часто думал о безумце-сыне,
Судьба дала безумную сестру.
Судьба смеётся: "Начинай игру.
Безумцы для тебя друзья отныне".

На башнях снег. Ни птицы, ни дымка.
Лишь тёмно-серый камень Эльсинора.
Молчание. Несильная тоска.
За окнами темно, как будто в норах.
До славы, до покоя, до позора
Дорога здесь проста и коротка.

читать дальше

@темы: стишата, разные истории

22:05 

Никогда не кончается

Только вечность звенит в ушах
Внезапно Линдгрен, Братья Львиное сердце

Не спрашивай, зачем уходят в свет.
Не спрашивай, куда идут из света.
Не спрашивай. Не жди. Ответа нет.
Да и вопрос-то задан не об этом.

Но в памяти всплывают имена,
Мелькают, будто в бурю хрупкий ялик:
Далёкий край, волшебная страна,
Мир сказок, Карманьяка, Нангияла.

Забытые, далёкие слова,
Нездешние цвета, нездешний запах,
Высокая и сильная трава,
Кудлатый пёс бежит на мягких лапах.

Шагни за грань, сквозь свет, в чужую дверь
И новый хрупкий мир тебя укроет.
Но об одном прошу тебя: не верь,
Не верь словам о счастье и покое.

Не верь, что мы уходим навсегда,
Что есть конец. Есть только бесконечность.
Не верь, что есть последняя беда
И что не ждёт разлука после встречи.

— Куда идёшь?
— Не в счастье, не в покой,
А в новый мир, пронзительный и гордый,
Там можно до звезды достать рукой,
И горе там страшней земного горя.

Страшней, острей, сильней и выше звёзд...
Там есть и смерть, страшнее нашей смерти.
И всё же нас опять туда ведёт
Шальное, неприкаянное сердце.

Туда, где вишни, сказки и весна,
Где журавли взлетают в небо клином.
Но там мы снова вспомним имена:
Кто Локрумэ, а кто-то Нангилима.

И будет новый шаг — для новых бед,
Для новых встреч и для иных ответов.
Но всё-таки: зачем уходят в свет?
Но всё-таки: куда идут из света?
_____________________________________________________

Локрумэ — название страны, где после смерти оказались Тенгиль и Юсси. Название Линдгрен упомянула в одном из писем.

@темы: разные истории, стишата

23:49 

Новый быт.

Только вечность звенит в ушах
ЧКА, незадолго до последней битвы войны Гнева.

Он смотрел, как пьяный, не глотнув ни капли.
"Нас не ждут победы. Мы идём на смерть."
Кинул лютню в пламя, замолчал внезапно,
И ушёл. А лютня всё лежит в огне.

Лютня теперь вместо дров горит.
Новому времени — новый быт,
Воинам — драться, невестам — ждать,
Нашим домам — беда.

Всё почти привычно: тот же пол и стены,
Свечи не тусклей и вечер не страшней,
Не взлетает пламя, не клубятся тени...
Только отчего так жутко нынче мне?

Были бы счастливы, если бы...
Этому времени — новый быт.
Лютни годятся лишь на дрова,
А на полях трава.

Надо встать работать. Но сегодня — странно —
Хочется сидеть и слушать тишину.
Догорает лютня. Время прибираться.
Или нет, попозже... Вряд ли я засну.

Лютня теперь в очаге лежит.
Только кого это удивит?
Нашему времени — новый быт.

@темы: Средиземье, стишата

02:13 

Стиш про джедаев номер N

Только вечность звенит в ушах
...Ты ведь помнишь: тяжёлый, нестираный край плаща
И откуда-то строки "прощайся, но не прощай",
Длинный день, бледный свет, мир-мираж и огни реклам,
А вдали, слово крепость на вечной границе, — Храм?

Кто-то скажет о нас: "Что же... Пала одна во Тьму"
(Голос полон печали, а взгляд равнодушно-хмур)
"А магистры... как будто бы любят людей ломать.
Убивай. Вы дружили? — Теперь в ней всего лишь Тьма".

Кто-то скажет, что выбор был горек, а путь тяжёл,
Кто-то скажет про страх, колебания, боль и шок,
Как ужасно подругу увидеть сквозь тени Тьмы...
Пусть о нас говорят. Те, из сплетен, — давно не мы.

...Ты ведь помнишь: слова, вечно резкие, как праща
И тревожные строки: "прощаться, но не прощать"
Старый плащ, долгий день, белый вечер и мягкий свет,
Только мы и старинные строки, а мира — нет?

Только ты. Только я. Только ярко горят мечи.
Ты зачем-то кричишь: "Я прошу тебя! Не молчи!
Оскорбляй, обвиняй, говори о борьбе начал,
Назови меня монстром... Молчишь?! Так — друзья — молчат?!"

Я уже устаю, но спокойны мои глаза.
Это очень легко — никогда не смотреть назад,
Не беречь, не любить, чьи-то судьбы за миг решать,
Это льдистая вечность подходит ко мне на шаг.

Это слишком легко — жить одной, навсегда одной,
Только стылая вечность стоит за моей спиной,
Кто-то тёмный? — Смахнуть. — И дорога моя легка.
Только выпад, и резко на землю — твоя рука.

...Ты ведь помнишь: весь город затих, будто в мире чар,
Только ясные строки: "Прощаться, но не прощать."
Резкость слов, холод глаз и звенящая тишина,
Храм вдали, мир-мираж, мягкий свет оплетает нас.

Пермакрит мостовой. Монотонно гудят клинки.
Вот кончается бой, а движения мои легки,
Ты без сил. Сжаты губы. Тревожный, последний час.

...Ты ведь помнишь? Запомни навек. Не забудь. Прощай.

@темы: стишата, осторожно: лайтсайд, Звёздные войны

01:44 

Облака, облака...

Только вечность звенит в ушах
То ли чудится, то и слышится
Как сгущается тишина.
Осторожно трава колышется
Будто поймана в сети сна.

То смеётся, то вдруг тревожится
За окном соловей всю ночь.
То ли ясные, то ли сложные
Мысли шепчутся вновь и вновь.

Видишь: ветер выводит бережно
Облака на небесный свод,
Будто он их ведёт по берегу
Вдоль порогов и тёмных волн.

То размеренно, то безбашенно
Облака уплывают вдаль,
Будто с ними уходит страшное,
Не стоит за спиной беда.

На далёкой дороге облачной
Не прилипнет на душу страх,
Горе сердце не стянет обручем,
Не почувствуешь боль утрат.

Там лишь небо, всегда далёкое,
Ветер – ласковый проводник.
Там лишь сердце замрёт от лёгкости,
Не считая года и дни.

Там взлетаешь всё выше, выше, и
Только ветер зовёт вперёд.
Здесь – то кажется, то послышится,
Как вокруг тишина течёт.

Миражами, словами, грёзами
Мир удержит тебя пока.
Но в холодном, прозрачном воздухе
Поднимаются облака.

Но всё чаще и чаще кажется,
Как идёт под простой напев
То ли облако между скалами,
То ли женщина на тропе.

@темы: стишата, Женщина-облако

10:03 

Правило

Только вечность звенит в ушах
Флешмоб "Семь мгновений Феттов"
День четвёртый
Ключ: правило
Герои: ОМП-клоны

Это проще детского «дважды два», это проще первой команды «смирно»,
Это было с нами ещё тогда, когда мы не знали про смерть и жизнь.
Это просто правило, и оно нам ценней всех знаний об этом мире:
«Знай: солдат не может иметь своих и всегда сражается за чужих».

Мы опять закроем собой чужих: ничего не должные на планеты,
Незнакомых, странных на вид существ, тихие холодные города.
Если кто-то мирный увидит нас – разве что холодной улыбкой встретит.
А порой – достанется только страх: все порой боятся чужих солдат.

И у нас не будет иной судьбы. Вместо счастья – только искра-удача,
Только снова выжить, чтоб завтра – в бой, только быстрый отпуск на пару дней,
Иногда – короткая похвала от едва знакомого нам джедая,
А потом ещё один новый мир (он с трудом запомнится, как во сне).

А потом настанет конец войны, и последний день, и последний выстрел.
И последний в этой войне приказ, и её тревожный последний миг.
Если стал предателем генерал, его смерть окажется очень быстрой.
Говоришь, он раньше водил нас в бой? Пусть. Солдат не может иметь своих

@темы: стишата, Семь мгновений, Звёздные войны

11:42 

Позиционирование

Только вечность звенит в ушах
Флешмоб "Семь мгновений Феттов"
День второй
Ключ: позиционирование
Герои: ОЖП, ОМП

Это странное время, короткое перемирие.
Напряжённая и холодная тишина
нависает над бывшим фронтом как будто гиря, и
в неё вслушиваются двое: он и она.

Он и она привыкли к разрывам или очередям,
и тишина теперь слышится им неправильной и чужой.
А вечерние звёзды на них с насмешливой лаской глядят,
а лагерь вокруг им кажется миражом.

У него короткий ежик волос, но если долго смотреть,
то видно, как у висков пробивается седина,
и броня его кажется тёмно-серой в вечерней заре,
а когда-то была она белой, но потом настала война.

У неё тяжёлый плащ, и сложной конструкции меч,
и она кажется очень сильной и очень взрослой,
и такая сможет закрыть от любой беды, защитить, сберечь...
Только фигура её нескладная, как у подростка.

И вокруг них ложится синий вечерний свет,
и неровные синие тени траву под ними пятнают.
И тогда она спрашивает: «А тебе сколько лет?»
«Одиннадцать с половиной» - «А мне пятнадцать»

читать дальше

@темы: Звёздные войны, Семь мгновений, осторожно: лайтсайд, стишата

20:29 

Какое чудо мне подарили!

Только вечность звенит в ушах
21.05.2018 в 19:36
Пишет Эльфенок Рицка:

Стихи для Mary-Vigadel: Улыбка
Улыбка


Посвящение: В подарок для Mary-Vigadel, удивительному человеку, необычайному стихотворцу и просто хорошему другу.
Примечание: т.н. "белые" стихи.
Описание: Что можно увидеть в глазах у джедая?



URL записи

@темы: стишата, подарки, осторожно: лайтсайд, Звёздные войны

Там, где холодно и светло

главная